^

Здоровье

Симптомы расстройства деперсонализации

Первые признаки проявляются как ощущение резкого качественного изменения себя сегодняшнего по отношению к себе прежнему. Манифестирует расстройство остро сразу после сильного стресса, иногда в преморбиде наблюдается тревожное расстройство, постепенно перерастающее в деперсонализацию. В начальной стадии у большинства пациентов, по наблюдениям Ю.В.Нуллера, преобладали соматопсихические симптомы с присоединением психической анестезии. В этот период у больных наряду с симптомами деперсонализации наблюдалось беспокойство, тоска, иногда сильный страх или навязчивые мысли, противоречащие морально-нравственным критериям больного, пугающие его и доставляющие ему душевные муки. Нередко симптоматика деперсонализации преобладала в утренние часы, а симптомы тревожного расстройства усиливались к ночи.

Со временем душевные страдания утихали, течение болезни становилось более монотонным, присоединялись симптомы дереализации. У части больных появлялись сверхценные или бредовые идеи по поводу наличия у них нераспознанного соматического заболевания, они выискивали у себя его проявления, в основном, это были жалобы на различного рода дискомфортные ощущения, чаще – миалгии. На самом деле пациенты с изолированным расстройствами восприятия являются весьма здоровыми в соматическом плане людьми с хорошим иммунитетом, редко болеющими даже ОРВИ.

Синдром деперсонализации проявляется, прежде всего, усилением самоанализа, обостренным и глубоким «самокопанием», сравнением со своим прежним состоянием и другими людьми. Постоянное сравнение своего нового состояния с прежним, как правило, вызывает чувство утраты личностной индивидуальности, естественности восприятия. Больные жалуются, что из жизни ушла эмоциональная наполненность, естественность восприятия и чувств, они стали бездушными «живыми мертвецами», автоматами. Восприятие реальности и себя в ней также искажается – дереализация и деперсонализация редко встречаются изолированно, гораздо чаще идут рука об руку. У одного и того же пациента наблюдаются симптомы отчуждения не только от его «Я», но и нарушается восприятие окружающего мира – он теряет свои краски, становится плоским, посторонним, безликим и нечетким.

В норме все личностные психические проявления человека – чувственные и телесные ощущения, мысленные представления имеют субъективную окраску «моих личных» ощущений и восприятий. При деперсонализации те же психические проявления ощущаются как «не мои», автоматические, лишенные личностной принадлежности, активность собственного «Я» теряется.

Легкие формы проявляются в жалобах на отстраненность, ощущение в себе перемен, сумеречное сознание, нечеткость восприятия, отсутствие эмоций – радости, жалости, сочувствия, гнева. При более тяжелых формах проявления деперсонализации больные жалуются, что не ощущают себя живыми, что они превратились в роботов, зомби, их личность исчезла. Позже может возникнуть расщепление личности. Субъект ощущает, что в нем живут два человека с диаметрально противоположными личностными характеристиками, они существуют и действуют параллельно, автономно друг от друга. «Я» хозяина знает их обоих, но не контролирует их действия.

Тотальная деперсонализация наступает, когда больной отмечает полную утрату своего «Я», перестает противопоставлять себя окружающему миру, растворяясь в нем, полностью теряя самоидентификацию. Эту, наиболее тяжелую, стадию заболевания также подразделяют на функциональную (обратимую) и дефектную (необратимую), наступающую в результате органического поражения головного мозга или заболевания, приводящего к развитию такого дефекта.

Предпринимались различные попытки классифицировать деперсонализацию как по клиническим симптомам, так и по особенностям развития. В настоящее время ее виды выделяют по преобладающей симптоматике на аутопсихическую, аллопсихическую (дереализацию) и соматопсихическую деперсонализацию, хотя в чистом виде они практически не встречаются. На их особенностях более подробно остановимся ниже.

По онтогенезу деперсонализацию разделяют на три вида. Первый развивается в более молодом возрасте под воздействием внешних провоцирующих факторов. Его спецификой является ощущение утраты чувственных (развивающихся первыми) форм самосознания – самоощущений своей личности, тела и его частей, своей умственной и физической деятельности, единства собственного «Я». Сюда относятся отчуждение мыслей и поступков, автоматизмы, расщепление личности. На пике деперсонализации первого типа больной ощущает полное исчезновение своего «Я», превращение его в «ничто». Сопровождается дереализацией, возникает при заболеваниях центральной нервной системы, пограничных и шизоаффективных расстройствах, у циклотимиков. Дополняется симптомами неврастении – страхами, головокружениями, потливостью, тоской и тревогой, навязчивыми состояниями. Обычно протекает в форме периодических и не очень частых приступов на фоне продолжительных вполне стабильных периодов просветления.

Второй вид характеризуется изменениями когнитивных (более онтогенетически поздних форм самосознания). Больной ощущает глубокие изменения своей личности, перестает воспринимать окружающих его людей, избегает контактов. Больные жалуются на утрату мировоззренческих и морально-нравственных ценностей, ощущение полной опустошенности, обезличивание. Проявления соматопсихической и аллопсихической дереализации также более выражены и мучительны. Этот вид чаще развивается у людей, страдающих простой шизофренией и шизоподобной психопатией. Сопровождается мучительной рефлексией, ипохондрическим бредом, прогрессирует и приводит к личностным изменениям.

Третий (промежуточный по степени тяжести между двумя указанными выше типами) представляет собой ощущение утраты эмоциональной составляющей. В начальных стадиях больной замечает за собой эмоциональную недостаточность, с развитием состояния эмоции утрачиваются все более и приводят к отсутствию настроения как такового. Аутопсихическая, в первую очередь, деперсонализация (психическая анестезия) может сопровождаться и отчуждением своего тела, его потребностей. Окружающий мир также воспринимается бесцветным и чуждым.

Обнаружена коморбидность деперсонализации с другими расстройствами, которые могут протекать и изолированно без симптомов личностного отчуждения. Например, депрессия, тревожное расстройство, фобии, навязчивые состояния, приступы панического страха могут сопровождаться феноменом отчуждения – включается защитная реакция в виде синдрома деперсонализации/дереализации. Хотя коморбидные расстройства возникают не всегда. У части пациентов нарушения самосознания углубляется постепенно, плавно и без симптомов других расстройств. Такие больные достаточно индиферрентно рассуждают о потере собственного «Я», утверждая, что они действуют автоматически, а с их психическим «Я» уже ничего более не связано, и оно их абсолютно не касается.

Тревога и деперсонализация

Генетически обусловленная патологическая тревожность является одним из основных факторов риска развития деперсонализации у практически здоровых людей. Специалисты отмечают, что появлению у больного жалоб на отчуждение собственного «Я» в любой форме предшествует повышенная тревожность, длительное беспокойство. Подверженные данному расстройству люди обидчивые, ранимые, впечатлительные, чувствительные не только к собственным страданиям, но и страданиям других людей и животных.

Одновременно окружающие их оценивали (до появления симптомов), как людей энергичных, обладающих лидерскими качествами, умевших получать удовольствия, радоваться красоте природы, хорошим книгам и «заражать» своим хорошим настроением окружающих. В то же время их сильная тревожная реакция на неприятности также была заметна.

Деперсонализация при тревожном расстройстве, то есть при постоянной тревоге, для возникновения которой нет реальных причин, является частью симптомокомплекса, как и панические атаки. Такие составляющие могут наблюдаться все вместе, а некоторые компоненты могут и отсутствовать.

Тревожное расстройство проявляется постоянно и беспричинно возникающим чувством беспокойство, когда у пациента холодеют конечности, пересыхает слизистая оболочка полости рта, кружится и болит голова, причем боль диффузная, охватывающая голову с обеих сторон, в груди ощущается давление, дыхание и глотание затруднено, могут наблюдаться симптомы расстройства пищеварения. Диагноз тревожного расстройства ставится людям, которые жалуются, что подобные симптомы не проходят несколько недель.

Феномен деперсонализации возникает не у всех больных с тревожным расстройством, чаще его наблюдают у больных с панической его формой. Однако на его фоне тревога усиливается. Больной осознает свое состояние, оно тревожит еще сильнее, заставляет переживать за сохранность своего рассудка. Тревожное расстройство является основным и лечить необходимо его. В таких случаях больному назначают препараты с выраженным противотревожным действием – анксиолитики. Замечено, что после купирования тревоги, пропадает и устойчивость деперсонализации к медикаментозному лечению, и состояние пациента быстро стабилизируется.

Панические атаки и деперсонализация

Вегетососудистая дистония – достаточно распространенное состояние, на которое часто «списывают» разнообразные непонятные и не всегда поддающиеся диагностике симптомы расстройств нервной системы. Одним из проявлений ВСД являются панические атаки, когда вне ситуации, представляющей реальную опасность, самопроизвольно возникает дикий, не поддающийся контролю страх. Паническое расстройство или сердечный невроз, как еще называют такое состояние, сопровождается сильной слабостью (подкашиваются ноги), резким учащением пульса, повышением артериального давления, одышкой, дрожью (нередко очень сильная – стучат зубы, невозможно удержать предмет) конечностей и/или всего тела, парестезиями, головокружением, возникающим вследствие гипоксии (предобморочное состояние), повышенным потоотделением, тошнотой или даже рвотой. Паническая атака является острым стрессом для организма, поэтому у некоторых людей это состояние сопровождается синдромом деперсонализации/дереализации. Что, безусловно, утяжеляет приступ панической атаки, пугает самого больного, вызывает новый приступ паники.

Деперсонализация при ВСД, в принципе, не является угрожающим жизни симптомом и возникает как защитная реакция, однако, сильно снижает качество жизни человека. Если в начальной стадии отчуждение продолжается недолго, несколько минут – пока не пройдет приступ, то в запущенных случаях приступы учащаются, и деперсонализация практически не оставляет места для нормального мировосприятия.

Деперсонализация при панических атаках резистентна к лечению. Прежде всего, нужно устранить панические атаки и причины их вызывающие. В этом случае незаменимыми являются занятия с психотерапевтом. После устранения панических атак деперсонализация проходит сама.

В утешение для лиц, подверженных паническим атакам и тревожным расстройством, которое также нередко возникает у пациентов с вегетососудистой дистонией, – они не больны шизофренией, у них нет психозов, они не сходят с ума и не сойдут.

Деперсонализация и навязчивые мысли

Сам синдром по сути своей существует не в объективной реальности, а в сознании субъекта и, следовательно, является навязчивой мыслью. Безусловно, состояние неприятное и пугающее, вызывающее навязчивые мысли о надвигающемся сумасшествии. Человек, однажды переживший деперсонализацию, начинает думать о ней, и следующий эпизод не заставляет себя ждать.

У некоторых представителей рода человеческого имеется предрасположенность к подобным невротическим расстройствам. Они же обычно склонны к немотивированной тревоге и паническим атакам. Таким субъектам достаточно малейшей психотравмы, которую другие бы просто не заметили, чтобы ощутить себя за пределами своей личности. Неустойчивое сознание уносится подальше от опасности, чтобы не разрушиться окончательно.

Но поскольку человек в состоянии деперсонализации понимает, что ощущения его обманывают, у него возникают навязчивые мысли о потере рассудка, боязнь повторения эпизода, огромное желание избавиться от расстройства и паника, что это навсегда.

Врачи и люди, переборовшие деперсонализацию, советуют поменять привычное мышление, а, возможно, и образ жизни, постепенно избавиться от навязчивых мыслей и не зацикливаться на проблеме. Для этого существует множество психотерапевтических методик и медикаментозное лечение, а также – не стоит пренебрегать советами людей, справившихся с проблемой.

Такие симптомы как навязчивые мысли и деперсонализация могут наблюдаться и при психических заболеваниях, травмах, опухолях, других поражениях головного мозга. Деперсонализации подвержены люди, страдающие обсессивно-компульсивным расстройством. Для исключения подобных патологий необходимо пройти всестороннее обследование.

Нагуализм и деперсонализация

В историческом смысле происхождение Nah-Wa'hl Ism (от слова Нагваль – второе «Я», дух-хранитель, сокрытый от глаз посторонних) восходит к древнеиндейским религиозным учением, шаманизму, однако, в настоящее время, как утверждают его проповедники, не имеет с религией ничего общего.

У Кастанеды, благодаря которому термин «нагуализм» стал широко известен, он обозначает потаенную, незаметную постороннему глазу и трудно поддающуюся словестным определениям сторону человеческого сознания.

Современный нагуализм представляет определенное направление самопознания, декларирующего первостепенность самовоспитания в себе умения опираться на собственные силы и основание своего «Я» – волю. В практиках нагуализма особый смысл придается формированию собственного волевого намерения личности, так как считается, что все остальные действующие начала сознания определяются внешними условиями – онтогенезом, филогенезом, культурной средой и коллективной психикой.

Философия нагуализма очень либеральна и признает право на существование разных точек зрения на мир, даже самых бессмысленных и патологических. Истин много, у каждого человека своя, поэтому он имеет право строить свою жизнь, повинуясь собственным воззрениям. Каждый человек живет в своей субъективной реальности. Философия достаточно сложна, к тому же каждый гуру преподносит ее со своими купюрами.

Практики нагуализма, например, остановка внутреннего диалога, включают достижение состояний, напоминающих синдром деперсонализации/дереализации. Выпады противников данного направления и обвинения их в развитии указанного психического нарушения, пожалуй, сильно преувеличены и беспочвенны, поскольку достижение состояния отрешения от эмоций происходит по воле практикующего. Сомнительно, что достигнутый результат, к которому он стремился, может его напугать.

Практики самосовершенствования включают самонаблюдение, вычленение собственных автоматизмов и причин, приведших к поведенческим штампам. Предполагается искреннее принятие результатов самоанализа в независимости от их соответствия своим представлениям о себе. В конечном итоге это должно привести к созданию волей практикующего собственного независимого от внешнего влияния сознания.

Возможно, людям, склонным к рефлексии и подверженным синдрому деперсонализации, освоение данных практик также сможет позволить избавиться от страха перед сумасшествием, перед навязчивыми мыслями о повторениях приступов, в чем и заключается главная опасность деперсонализации, принять свое состояние и изменить привычное мышление. Конечно, создание независимого сознания должно осуществиться только волевым усилием без привлечения наркотических веществ, которыми пользовались древние индейские шаманы.

Эмоциональная деперсонализация

Деперсонализационные искажения чувственных восприятий сопровождаются частичной или полной потерей эмоциональной составляющей психического процесса (психическая анестезия). Причем утрачивается как способность испытывать приятные и радостные чувства, что характерно для депрессивного расстройства, так и негативные эмоции – злость, тоску, неприязнь. Феномен психической анестезии представлен наиболее ярко в деперсонализации третьего типа, но его составляющие могут присутствовать и при других видах расстройства. Тем более, что деление очень условно.

Деперсонализация чаще всего возникает у излишне эмоциональных субъектов. Они помнят, что любили своих близких и друзей, радовались и переживали за них, а теперь относятся к ним почти безразлично. Музыка, картины, природа уже не вызывают былого восхищения, чувства как бы притуплены, однако, сама способность выражать эмоции сохранена. Хотя выражать уже и нечего. Само настроение становится никаким – ни плохим, ни хорошим. Внешний мир таких больных также не пестрит красками и выразительностью.

При соматопсихической деперсонализации притупляются болевые, тактильные, вкусовые ощущения – никаких эмоций не вызывает вкусная пища, нежные прикосновения, боль.

Эмоциональное отупение касается и мышления, воспоминаний, прошедших переживаний. Они становятся безликими, исчезает их эмоциональная наполненность. Память больного сохранена, но прошедшие события, образы, мысли остаются без эмоциональной компоненты, поэтому больному кажется, что он ничего не помнит.

Психическая анестезия, в основном, возникает у взрослых (чаще женского пола) на фоне депрессий эндогенного происхождения (обсессивно-компульсивное расстройство, неврозы и приступообразное ши­зоаффективное расстройство), а также – как побочный эффект при депрессиях, вызванных приемом антипсихотиков. Случаи развития эмоциональной дереализации у психопатов и у больных с органическими поражениями ЦНС практически не встречаются. Эмоциональная деперсонализация развивается, как правило, на фоне продолжительных и до­статочно глубоких дискретных ане­стетических депрессий (протекающих в форме приступов и редко принимающих беспрерывное течение). К заметным личностным изменениям не приводит.

Аутопсихическая деперсонализация

При данном виде расстройства больные утрачивают ощущение своего психического «Я», исчезает его эмоциональная составляющая. Они жалуются, что не ощущают своих мыслей, не могут адекватно, как раньше, реагировать на окружающих людей и события. От этого больные испытывают отсутствие душевного комфорта, тем не менее, они знают, кто они такие, но себя не узнают. В большинстве случаев больным с таким расстройством даже удается в определенной степени приспособиться к своему состоянию.

Аутопсихическая деперсонализация характеризуется потерей естественности личностных проявлений больных, которые ощущают свои мысли и действия на уровне автоматизма. Тем не менее у больных не появляется ощущения, что ими руководит какая-либо внешняя сила. Они считают свои действия механическими и формальными, но все же своими.

Для данного вида расстройства характерна патологическая психическая анестезия – утрата эмоций, способности сопереживать, сострадать, любить, радоваться и печалиться. В большинстве случаев именно бездушность и вызывает субъективные переживания по поводу потери чувств как части их личности.

События, участником которых он является, ощущаются так, как будто они происходили с кем-то другим. Человек становится сторонним наблюдателем собственной жизни. В тяжелых случаях может появиться расщепление личности, больной жалуется, что в нем живут два человека, по-разному мыслящих и действующих, ему не подвластных. Нереальность таких ощущений осознается и обычно очень пугает пациента.

Могут возникать тревожные, панические расстройства по поводу происходящего, вызванные предположением о развитии психического заболевания, мозговых патологий. Некоторые, наоборот, не желают признаваться даже самому себе, что с ними не все в порядке, по-видимому панически боясь узнать о предполагаемой потере рассудка.

У других пациентов все проходит более гладко, без катастрофальных реакций. Состояние углубляется плавно без резких обострений. Пациенты жалуются на то, что их личностные качества утрачены, от их психического «Я» осталась только копия, а само «Я» исчезло и поэтому их уже ничего не трогает и не касается.

Люди с аутопсихической деперсонализацией часто прекращают общение со знакомыми и родственниками; не могут вспомнить, что они любят; часто замирают в одном месте и в одной позе, словно не знают, что делать дальше; жалуются на частичную амнезию; не проявляют эмоций.

Резко выраженное преобладание аутопсихической деперсонализации либо изолированный ее вариант наиболее часто встречается у шизофреников с различными формами заболевания, однако, может наблюдаться и при органических церебральных патологиях.

Аллопсихическая деперсонализация

Данный вид еще называют дереализацией или нарушением восприятия окружающей реальности. Состояние возникает внезапно и проявляется восприятием окружающего мира в одной плоскости, видение его, как на картинке или фотографии, часто черно-белой или мутной. Теряется острота цветовых, звуковых ощущений. Окружающая обстановка кажется «плоской», «мёртвой», или воспринимается притупленно, как бы через стекло, в голове – отсутствие мыслей, в душе – эмоций. Вообще, больному трудно уловить, в каком он находится настроении, потому что его нет – ни плохого, ни хорошего.

Могут появиться проблемы с памятью, больной часто не помнит недавно происшедших событий – куда он ходил, с кем встречался, что ел, и ел ли вообще. Случаются пароксизмы, когда больной ощущает, что он все происходящее уже видел или испытывал (дежа вю), или никогда не видел (жеме вю).

Настоящее время для таких больных течет обычно медленно, некоторые жалуются на ощущение, что оно вообще остановилось. Зато прошлое воспринимается как один короткий миг, поскольку эмоциональная окраска прошедших событий стерта из памяти.

Могут появиться затруднения при необходимости мыслить абстрактно, нарушаются ассоциативные связи. Расстройство восприятия внешней реальности часто сопровождается ощущений изменений качественных характеристик собственной личности и/или собственного тела. На передний план выходит переживание отстраненности «Я» больного от окружающей действительности, реальный мир кажется затянутым полупрозрачной пленкой, покрытым дымкой, отделенным или декоративным. Больные жалуются, что окружающая реальность «не доходит» до них.

Подобные больные часто обращаются к офтальмологам с жалобами на зрительные расстройства, обычно у них никакого специфического заболевания органов зрения не диагностируется.

При более углубленном и тщательном интервью врач может установить, что больной жалуется не на ухудшение непосредственно зрения. Его беспокоит нечеткость окружающей обстановки, ее неузнаваемость, безжизненность. Пациенты жалуются на необычные и неприятные ощущения в глазах, голове, переносице.

При аллопсихической деперсонализации больные нередко плохо ориентируются на местности, иногда даже в знакомой и привычной обстановке, не узнают на улице при встрече хороших знакомых, плохо определяют расстояние, время, цвет и форму предметов. Причем, часто могут рассуждать примерно так: я знаю, что предмет синего (красного, желтого) цвета, но вижу его серым.

Приступы deja vu либо jamais vu характерны для органической церебральной патологии, также такие пароксизмы возникают периодически у эпилептиков. Это же касается «никогда не слышанного»» и «уже слышанного.

Развернутые нарушения с преобладанием симптомов дереализации развиваются в основном у молодых людей или пациентов среднего возраста. У пожилых пациентов аллопсихическая деперсонализация практически не наблюдается.

Соматопсихическая деперсонализация

Ю.Л.Нуллер отмечал, что данный вид расстройства наблюдается обычно в начальном остром периоде заболевания. Характерные жалобы больных, которым ставят диагноз соматическая деперсонализация, заключается в том, что они не ощущают своего тела либо отдельных его частей. Иногда им кажется, что какая-либо часть тела изменила размер, форму или вовсе исчезла.

Часто больным кажется, что их одежда исчезла, они ее на себе не ощущают, при этом объективным нарушением чувствительности пациенты не страдают – чувствуют прикосновения, боль от укола, ожога, но как-то отстраненно. Все части тела у них также в порядке, их пропорции не изменились, и больные это осознают, но ощущают совершенно иное.

К проявлениям соматопсихической деперсонализации относится отсутствие чувства голода, вкуса пищи и удовольствия от процесса, а также – ощущения сытости. Даже самое любимое ранее блюдо не доставляет удовольствия, не ощущается его вкус, поэтому они часто забывают поесть, прием пищи для таких больных становится мучительным процессом, которого они стараются избежать. То же самое касается и отправления естественных надобностей. Больные не ощущают облегчения и удовлетворения от этих процессов.

Они жалуются, что не ощущают температуру воды, того, что она влажная, воздуха – сухой, влажный, теплый, холодный. Больной иногда не может сказать, спал ли он, поскольку не ощущает себя отдохнувшим. Иногда они утверждают, что не спали полгода или два-три месяца.

Сопутствуют данному виду расстройства и соматические жалобы на боли в позвоночнике, головную боль, миалгии, больные требуют лечения и обследования, массивная соматопсихическая деперсонализация нередко приводила к бредовым расстройствам, развивающимся на фоне персистирующей тревоги. Бредовая деперсонализация выражается ипохондрическим бредом разной степени тяжести, иногда поддающийся разубеждению, в других случаях – нет. Характерен ипохондрически-нигилистический бред на уровне синдрома Котара.

Деперсонализация при неврозе

Именно в рамках невротического расстройства синдром деперсонализации/дереализации выделяют в отдельную нозологическую единицу, то есть признают его изолированный вид формой невроза.

Такой диагноз ставится, когда у больного исключается наличие соматопсихических заболеваний. Основным диагностическим отличием невротического уровня деперсонализации является сохранность сознания, понимание аномальности своих ощущений и страдания от этого. Кроме того, по прошествии длительного времени у больных невротическим расстройством не обнаруживается прогредиентности заболевания – развития личностных изменений и дефектов, умственной отсталости. Больные часто приспосабливаются жить со своим дефектом, проявляя при этом изрядную прагматичность и заставляя подчиняться своим правилам здоровых членов семьи. Деперсонализация со временем практически исчезает, хотя ее приступы могут периодически возобновляться на фоне тревожащих больного событий.

При изолированной деперсонализации обычно отсутствуют типичные клинические признаки депрессии – постоянно сниженное настроение (оно никакое), острая тоска, моторная заторможенность. Больные разговорчивы, подвижны, иногда даже слишком, лицо у них застывшее, без мимики, но страдания не выражает, глаза широко открыты, взгляд пристальный, немигающий, выдающий сильное нервное напряжение.

Деперсонализации невротического происхождения всегда предшествует острый или хронический стресс либо другая психогенная провокация.

Деперсонализация при шизофрении

Искаженное восприятие границ между личностью больного и окружающим миром характерно для шизофреников. У них, как правило, они стираются. Больные часто ощущают исчезновение психического «я» и окружающего мира, собственного тела или его частей, слияние с миром (тотальная деперсонализация). При остром шизоаффективном расстройстве отчуждение собственного «Я» происходит на высоте онейроида либо аффективно-бредового пароксизма.

Деперсонализация является частью симптомокомплекса при разных видах шизофрении и представлена всеми ее формами, чаще аутопсихической и аллопсихической, реже – соматопсихической. Развитию деперсонализационно-дереализационного синдрома при шизофрении стрессорная провокация может не предшествовать.

Потеря эмоциональной составляющей, бесчувствие не слишком беспокоит шизофреников, конкретная направленность психической анестезии также отсутствует, больные описывают свои ощущения как чувство абсолютной внутренней пустоты. Кроме психической анестезии у шизофреников наблюдается автоматизм мыслей и движений, эмоциональное сопровождение которых при этом отсутствует. Иногда наблюдается расщепление личности или перевоплощение.

Клинически это проявляется в трудностях контактирования с окружающим людьми, больные утрачивают понимание действий людей и обращенной к ним речи. Мир воспринимается отчужденно, свои действия и мысли также субъективно ощущаются как чуждые, им не принадлежащие.

Аллопсихическая деперсонализация проявляется ощущением более ярких красок, громких звуков. Больные выделяют мелкие и незначительные детали предметов, событий как наиболее важные, чем целостный объект.

Описать свои ощущения больному подчас нелегко, он прибегает к вычурным сравнениям, ярким метафорам, многословен, повторяет одно и тоже, облекая мысль в разные словестные выражения, пытаясь донести до врача свои переживания.

Деперсонализация при шизофрении блокирует продуктивную симптоматику заболевания и может говорить о вялотекущем процессе. Острому течению шизофрении соответствует переход деперсонализации в состояние психического автоматизма.

В целом деперсонализацию у шизофреников относят к негативным симптомам. Последствиями многомесячной деперсонализационной симптоматики были возникновения эмоционально-волевых нарушений, навязчивости отношений, бесплодного мудрствования.

Относительно короткие периоды деперсонализации у некоторых больных параноидной шизофренией заканчивались без усиления психотических нарушений, но спустя 6-8 недель у больных начинались острые приступы паранойи.

Деперсонализация на фоне депрессии

В классификации депрессивных синдромов выделяют шесть основных видов, один из них – депрессивно-деперсонализационный, существенно отличающийся по структуре сиптоматики от всех прочих и характеризующийся массивной ауто- и соматопсихической деперсонализацией, отодвигающей на задний план и заслоняющей собой тоску и тревогу.

В данном случае больные не жалуются на плохое настроение, приписывая тоскливое состояние безысходности ощущениям личностного отвержения, депрессивные симптомы отступают на второй план, поскольку больного тревожит возможность сойти с ума и именно деперсолизационную симптоматику он описывает доктору, проявляя многословие, мудреные выражения, характерные для шизофреников, опуская симптомы депрессии. Часто больные с депрессивно-деперсонализационным синдромом подвижны, не апатичны, а скорее возбуждены, хотя при этом их выражение лица – скорбное.

Данный синдром устойчив к терапии, характеризуется длительным течением (иногда около 10 лет и более). Симптоматическая структура усложняет постановку правильного диагноза, его легко спутать с шизофренией, астеническим синдромом и ипохондрией, что может привести к назначению неэффективных лекарственных средств.

Больные с деперсонализационно-депрессивным синдромом самые опасные в отношении возникновения у них и осуществления суицидальных намерений. Неправильное применение антидепрессантов с выраженным стимулирующим эффектом не просто не действенно, а представляет опасность возникновения вероятности попыток самоубийства в моменты обострения аффекта тоски. Даже при лечении анксиолитиками есть вероятность риска суицида в период возможной интенсификации симптомов личностного отчуждения.

Кроме уже указанного синдрома, в котором деперсонализации/дереализации отводится ведущая роль, другие синдромы также могут сопровождаться отчуждением своего «Я» и утратой ощущения окружающей реальности. Депрессивные синдромы классифицируют не только по клиническим проявлениям, но и по степени выраженности тоски и тревоги, что помогает выбрать подходящий антидепрессант, оказывающий необходимое действие.

По степени аффекта депрессивные синдромы подразделяют на три вида:

  1. Анергический – у пациента в данном случае не наблюдается высокого уровня тревожного напряжения и тоски, настроение умеренно пониженное, двигательная и психическая активность снижена незначительно, наблюдается некоторая вялость. Больной жалуется на упадок сил, нехватку энергии, инициативы не проявляет и острого интереса ни к чему не испытывает, ищет повод отказаться от любой деятельности, сомневается в ее целесообразности, выражает неуверенность в своих силах. Больному все представляется в достаточно мрачном свете, он жалеет себя, чувствует неудачником в сравнении с другими людьми, будущее кажется безрадостным настолько, что уже не жаль и умереть, однако, суицидальной активности больной не проявляет. В данном случае у больного может наблюдаться аутопсихическая деперсонализация, навязчивые мысли, нарушения сна. Клинически проявляется пониженным аффективным фоном, отсутствием аппетита (однако больные едят, хоть и без удовольствия), гипотонией.
  2. Меланхолия или простая депрессия – выражается в более отчетливых приступах тоски, особенно к вечеру, заметной заторможенностью психической и моторной деятельности, присутствием намерений покончить счеты с жизнью, возможны навязчивые мысли суицидального характера. Внешне в более легких случаях тревожное напряжение может быть незаметно. Тяжелые формы, сопровождаются витальной тоской, навязчивыми мыслями о собственной неполноценности. Деперсонализация выражается в эмоциональной тупости, вызывающей душевные страдания, соматопсихические симптомы представлены отсутствием чувства голода и необходимости сна. Больной худеет, плохо спит, у него учащается сердцебиение.
  3. Основу тревожно-депрессивного синдрома представляет выраженный компонент напряженной тревоги в сочетании с тоской, часто витальной. Сильно сниженное настроение хорошо заметно, наблюдаются его суточные изменения – к вечеру симптомы тревоги и тоски обычно усиливаются. Больной чаще ведет себя возбужденно и беспокойно, реже впадает в «тревожное оцепенение» вплоть до полного отсутствия движений. Депрессивные идеи имеют характер вины, часто наблюдается ипохондрия. Возможно обсессивно-фобическое расстройство, симптомы аутопсихической и/или соматической деперсонализации. Соматические симптомы проявляются анорексией (снижением веса), запорами, сенестопатиями, дающими повод для развития навязчивостей и страхов ипохондрического характера.

Деперсонализация при остеохондрозе

Дефицит питания тканей головного мозга появляется при дегенерации межпозвонковых дисков в области шейного отдела позвоночника. Церебральная недостаточность возникает на фоне нарушения мозгового кровообращения в запущенных случаях остеохондроза, когда измененные межпозвонковые диски уже на обеспечивают надлежащую амортизацию на этих участках, и подвижность позвонков приобретает патологический характер.

Разрастание краевых остеофитов приводит к частичному смещению и передавливанию позвоночной артерии, в связи с чем развивается кислородное голодание головного мозга. Результатом гипоксии может стать развитие деперсонализационно-дереализационных нарушений. В этом случае необходимо лечить остеохондроз и восстанавливать нарушенное кровоснабжение, с улучшением которого симптомы деперсонализации устраняться сами собой.

Деперсонализация при синдроме отмены клоназепама

Данный препарат не единственный, который может вызвать психические нарушения как побочные эффекты или психогенную реакцию на его отмену. Клоназепам относится к группе бензодиазепинов и, в принципе, любой из них может вызвать деперсонализацию. Данный препарат обладает мощным противосудорожным действием, его часто назначают эпилептикам. Благодаря клоназепаму у них проходят эпилептические припадки.

Спектр действия препарата очень широк. Он эффективно снимает ощущение тревоги, успокаивает и помогает заснуть, расслабляя мышцы и оказывая спазмолитическое действие. Клоназепам помогает устранить панику, побороть фобию, нормализовать сон. Чаще всего его применяют однократно или очень коротким курсом (когда речь не идет об эпилепсии), чтобы снять острые симптомы. Препарат очень мощный, медленно выводится из организма и вызывает привыкание. Реакция на клоназепам у всех индивидуальна, но в среднем без последствий его можно применять не более десяти-четырнадцати дней.

Препарат рецептурный и принимать его без согласования с врачом вообще нельзя. Клоназепам не лечит невротические или тревожные расстройства, а только купирует мучительные симптомы, чем облегчает жизнь пациенту и делает его более вменяемым, готовым к дальнейшей терапии и занятиям с психотерапевтом. Как применять, так и отменять его нужно только по схеме, которую назначит врач.

Синдром отмены формируется после появления привыкания при резком прекращении приема. Он наступает на первые или вторые сутки после отмены лекарства и имеет форму постоянного, а не приступообразного дефекта. Максимальной высоты синдром достигает на второй-третьей неделе, а продлится такое состояние может до нескольких месяцев. Прием клоназепама во время синдрома отмены приводит к исчезновению симптомов, резкому улучшению состояния вплоть до эйфории. Однако, этого делать не стоит, поскольку за улучшением последует новый виток болезненной симптоматики.

Деперсонализация может возникнуть в рамках синдрома отмены любого бензодиазепинового препарата, просто, у клоназепама из-за его мощного действия и длительного периода выведения возникает более тяжелая деперсонализация, чем при отмене других лекарств.

При лечении других личностных расстройств с симптомами депрессии, протекавших изначально без деперсонализации, она может возникнуть из-за приема антипсихотиков или антидепрессантов из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина как побочный эффект лечения. Такие эффекты возникают при неправильной диагностике или недооценке тяжести состояния и развитии обострения с возникновением деперсонализации.

Деперсонализация деятельности

Одним из психопатологических феноменов нарушенного самосознания является ощущение утраты осмысления своей деятельности. Она относится к первому раннему типу деперсонализации. Субъект воспринимает свою деятельность как чужую, бессмысленную, никому не нужную. Ее необходимость в этом контексте не осознается, не видно перспектив, пропадает мотивация.

Человек может подолгу замирать на одном месте, глядя невидящим взглядом, хотя у него есть какие-либо дела, иногда срочные. Активность личностного «Я» становится очень низкой, часто утрачивается вовсе. У больного пропадает желание не просто работать, учиться, созидать, он перестает выполнять обычные бытовые действия – обслуживать себя: не моется, не стирает, не убирает. Даже любимые занятия теряют для него прежнюю привлекательность. Иногда люди делают все необходимое, ходят на прогулки, посещают знакомых и общественные мероприятия, но при этом жалуются, что это им не интересно, просто они соблюдают необходимые формальности, чтобы не выделяться из общей массы.

!
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Медицинский эксперт-редактор

Портнов Алексей Александрович

Образование: Киевский Национальный Медицинский Университет им. А.А. Богомольца, специальность - "Лечебное дело"

Другие врачи



Другие статьи по теме

Большинство специалистов склоняется к мнению, что обнаружить деперсонализацию у детей до подросткового возраста практически невозможно. Облечь свои жалобы на состояние в вербальную форму, донести их до врача трудно даже взрослым людям, для детей это просто невыполнимо.

Если больной чувствует в себе силы и желание побороться за нормализацию своего психического статуса, можно попытаться вернуть себе свое «Я». Затягивать и долго обдумывать процесс не стоит, необходимо браться за коррекцию своего образа жизни.

Данный феномен относится к отклонениям в сфере самосознания, включая как расстройство самоощущения, так и когнитивную его форму. В норме каждый человек отграничивает собственное «Я» от всего окружающего мира, каким-то образом оценивая самого себя, свои физические данные, уровень знаний и морально-нравственных ценностей, свое место в обществе. 

Поделись в социальных сетях

Сообщите нам об ошибке в этом тексте:
Просто нажмите кнопку "Отправить отчет" для отправки нам уведомления. Так же Вы можете добавить комментарий.