^

Здоровье

Рациональная антибактериальная терапия: средства и тактика

, медицинский редактор
Последняя редакция: 12.04.2020
Fact-checked
х

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Инфекции - одна из главных проблем ОРИТ (могут быть основной причиной госпитализации пациентов в ОРИТ или осложнением других заболеваний), важнейший критерий прогноза для больных. Внебольничные, требующие госпитализации в ОРИТ и госпитальные инфекции - независимые факторы летальности. Они приводят к удлинению стационарного лечения. На основании вышеизложенного, для улучшения прогноза больных принципиально важна разработка стратегии антибактериальной терапии.

Сложность лечения бактериальных инфекций в ОРИТ обусловлена многими факторами, но наиболее важные:

  • высокий уровень устойчивости возбудителей к традиционным антибиотикам и быстрое развитие устойчивости в процессе лечения,
  • обычно полимикробный характер заболевания,
  • тяжесть состояния больных,
  • частое выделение так называемых проблемных микроорганизмов,
  • частые рецидивы или суперинфекция во время и после окончания антибактериальной терапии

Кроме того, необоснованное, бессистемное применение антибиотиков ведет к быстрой селекции и распространению устойчивых штаммов микроорганизмов.

Факторы, способствующие развитию инфекции у больных в ОРИТ:

  • Основное заболевание.
  • Тяжесть состояния больного по шкале оценки острых и хронических функ-циональных изменений APACHE II >15.
  • Возраст старше 60 лет.
  • Диагностические и лечебные инвазивные процедуры:
    • интубация,
    • ивл,
    • катетеризация мочевого пузыря,
    • катетеризация центральных вен.
  • Использование антацидов и блокаторов Н2-рецепторов.
  • Длительность нахождения в ОРИТ.

Бессистемное или широкое профилактическое использование антибиотиков. Источник инфекции может быть эндогенным (орофарингеальная колонизация или аспирация) или экзогенным (дыхательная аппаратура, катетеры, медицинский персонал, другие больные).

В связи с тяжестью состояния больных и опасностью для них инфекционных осложнений антибактериальную терапию следует начинать неотложно при первых признаках заболевания (не дожидаясь результатов бактериологического исследования), поскольку промедление может грозить опасными последствиями. В своей повседневной практике в стационаре врачи сталкиваются с двумя группами инфекционных болезней:

  • внебольничные - возникшие вне стационара, ставшие причиной госпитализации,
  • госпитальные (нозокомиальные) - развившиеся у пациента в стационаре.

Основные различия указанных групп - типы возбудителей и их антибиотикорезистентность. Для внебольничных инфекций характерен ограниченный и достаточно стабильный состав наиболее вероятных возбудителей, зависящий от локализации процесса. Спектр возбудителей госпитальных инфекций, как правило, менее предсказуем. Возбудители госпитальных инфекций устойчивее к анибиотикам, чем возбудители внебольничных. Указанные различия важны для выбора рациональной эмпирической терапии.

В стационарах, и в особенности в ОРИТ, созданы благоприятные условия для обмена микроорганизмами тесный контакт между пациентами и персоналом. Параллельно на фоне интенсивного лечения происходит их селекция. В результате возникает микроэкологическая ситуация с доминированием определенных штаммов (большей частью устойчивых к антибиотикам). Их называют госпитальными. Чётких критериев, позволяющих признать тот или иной штамм госпитальным, не существует (антибиотикорезистентность важна, но не обязательна).

При поступлении в стационар происходит неизбежный контакт пациента с госпитальными штаммами бактерий. По мере удлинения сроков пребывания в лечебном учреждении возрастает вероятность замещения собственной микрофлоры пациента госпитальной - растет риск развития вызванных ею инфекций. Точно установить срок, необходимый для колонизации организма пациента госпитальной микрофлорой, достаточно сложно, так как он зависит от многих факторов (возраст, пребывание в палатах интенсивной терапии, тяжесть сопутствующей патологии, антибиотикотерапия или профилактика). Сложно установить и временной интервал, когда возникающую инфекцию следует считать госпитальной. В большинстве случаев инфекцию расценивают как госпитальную при проявлении ее симптомов более чем через 48 ч от момента госпитализации.

trusted-source[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8], [9], [10], [11]

Эпидемиология и причины инфекций

Оценить частоту госпитальных инфекций в нашей стране сложно из-за отсутствия официальной регистрации подобных заболеваний. В ОРИТ риск развития инфекционных осложнений у больных в 5-10 раз выше, чем в отделениях общего профиля. Четверть от общего числа госпитальных инфекций возникает в реанимационных отделениях. По данным международных многоцентровых исследований средняя распространенность госпитальных инфекций в лечебных учреждениях - 5-10%, а в ОРИТ она достигает 25-49%. Научные работы, посвященные исследованию их этиологии, отражают ситуацию в обследованных стационарах, поэтому их результаты экстраполируют на другие учреждения с большой долей условности. Даже многоцентровые исследования не считают исчерпывающими, хотя они наиболее репрезентативны.

Наиболее полноценно изучена структура и этиология инфекций в ОРИТ. По данным многоцентрового исследования EPIC, проведенного в один день в 1417 отделениях 17 стран Европы (с охватом более 10 тыс пациентов), у 44,8% выявили инфекции, причем частота ОРИТ-ассоциированных - 20,6%. Наиболее частыми в ОРИТ были пневмония (46,9%), инфекции нижних дыхательных (17,8%) и мочевыводящих путей (17,6%), ангиогенные (12%) В этиологической структуре доминировали грамотрицательные бактерии семейства Enterobacteriaceae (34,4%), Staphylococcus aureus (30,1%), Pseudomonas aeruginosa (28,7%), коагулазонегативные стафилококки (19,1%), грибы (17,1%). У многих этиологически значимых микроорганизмов выявили устойчивость к традиционным антибиотикам, в частности, распространенность метициллинрезистентных стафилококков составила 60%, в 46% Р aeruginosa была устойчива к гентамицину.

Сходные результаты по этиологической структуре инфекций были получены в другом исследовании. Его результаты также подтвердили, что большинству пациентов в ОРИТ (72,9%) с лечебной или профилактической целью назначали антибиотики. Причем наиболее часто - аминогликозиды (37,2%), карбапенемы (31,4%), гликопептиды (23,3%), цефалоспорины (18,0%). Перечень препаратов косвенно подтверждает высокий уровень антибиотикорезистентности возбудителей в ОРИТ. Анализ результатов системы контроля над госпитальными инфекциями США 1992-1997 гг показал превалирование в ОРИТ инфекций мочевыводящих путей (31%), пневмонии (27%), первичных ангиогенных инфекций (19%). Причём 87% первичных ангиогенных инфекций были связаны с центральными венозными катетерами, 86% пневмоний - с ИВЛ, а 95% мочевых инфекций - с мочевыми катетерами. Ведущими возбудителями пневмонии, связанной с ИВЛ (НПИВЛ), были Enterobacteriaceae (64%), Р. aeruginosa (21%), S. aureus (20%), среди возбудителей ангиогенных инфекций - коагулазонегативные стафилококки (36%), энтерококки (16%), S. aureus (13%), грибы (12%) При мочевых инфекциях доминировали грибы и Enterobacteriaceae.

На основании первичной локализации очага инфекции можно судить о предполагаемой этиологии заболевания, что, безусловно, служит надежным ориентиром выбора эмпирического режима антибактериальной терапии.

trusted-source[12], [13], [14], [15], [16], [17]

Принципы планирования антибактериальной терапии инфекций

Учитывая указанные сложности лечения госпитальных инфекций (тяжесть состояния пациентов, часто их полимикробный характер, возможность выделения при нозокомиальных инфекциях возбудителей с множественной устойчивостью к антибактериальным средствам), необходимо выделить следующие принципы рационального применения антибиотиков в ОРИТ:

  • Антибактериальную терапию начинают сразу после обнаружения инфекции, не дожидаясь результатов бактериологического исследования.
  • Выбор стартового эмпирического режима терапии должен быть программируемым с учетом вероятного спектра возбудителей и их возможной устойчивости (данные локального мониторинга антибиотикорезистентности).
  • Первоначальную оценку эффективности терапии проводят через 48-72 ч после ее начала уменьшение выраженности лихорадки и интоксикации. Если в указанные сроки нет положительного эффекта, то режим терапии корректируют.
  • Нерационально и нежелательно профилактическое применение антибиотиков в послеоперационном периоде или при проведении ИВЛ (при отсутствии клинических признаков инфекции).
  • Введение антибиотиков осуществляют в соответствии с официальными инструкциями. Основные пути введения - внутривенный, внутримышечный, оральный. У других путей (интраартериальный, эндолимфатический, внутрибрюшной, эндотрахеальный и др.) нет доказанных преимуществ перед традиционными.

Выбор антибактериального препарата можно осуществлять на основании установленной этиологии заболевания и уточненной чувствительности возбудителя к антибиотикам - этиотропная терапия. В ситуациях, когда возбудитель неизвестен, назначение препарата осуществляют на основании эмпирического подхода. В последнем случае антибиотик выбирают исходя из известного перечня микроорганизмов, вызывающих инфекцию определенной локализации, и знания основных тенденций антибиотикорезистентности наиболее вероятных возбудителей. Понятно, что в клинической практике наиболее часто до уточнения этиологии заболевания врач вынужден использовать эмпирический подход.

При тяжелых инфекциях следует придерживаться принципа максимальной стартовой эмпирической терапии - назначение препаратов, действующих на максимальное число потенциальных возбудителей заболеваний данной локализации. Придерживаться указанного принципа особенно необходимо при лечении НПИВЛ, перитонита, тяжёлого сепсиса. Поскольку установлено, что в случае неадекватной стартовой терапии достоверно растет риск летального исхода (например, для НПИВЛ - в 3 раза).

Под адекватной эмпирической антибактериальной терапией понимают:

  • при выбранном режиме происходит воздействие на всех потенциальных возбудителей,
  • при выборе антибактериального препарата учтен риск полирезистентности возбудителей,
  • режим терапии не должен способствовать селекции в отделении устойчивых штаммов.

Эмпирическая и целенаправленная этиотропная антибактериальная терапия

Проведение рациональной антибактериальной терапии госпитальных инфекций в ОРИТ невозможно без современных знаний об этиологической структуре заболеваний и антибиотикорезистентности их возбудителей. На практике это означает необходимость выявления возбудителя микробиологическими методами, определение его антибиотикочувствительности. Обсуждать выбор оптимального антибактериального препарата можно только после проведения указанных исследований.

Однако в практической медицине ситуация не так проста, и даже самые современные микробиологические методики часто не в состоянии дать врачу быстрый ответ или даже вообще уточнить возбудителя заболевания. В подобном случае на помощь приходят знания о наиболее вероятных возбудителях конкретных форм госпитальных инфекций, спектре природной активности антибиотиков и уровне приобретенной устойчивости к ним в данном регионе и конкретном стационаре. Последнее условие наиболее важно при планировании антибактериальной терапии госпитальных инфекций в ОРИТ, где наиболее высок уровень приобретенной устойчивости. Поскольку недостаточная оснащенность микробиологических лабораторий и низкий уровень стандартизации исследований по оценке антибиотикочувствительности не позволяют сформировать реальное представление об эпидемиологической ситуации в медицинском учреждении и разработать взвешенные рекомендации по лечению.

Этиология инфекционных болезней - основной фактор, определяющий стратегию и тактику антибактериальной терапии. В связи с невозможностью экспрессной диагностики бактериальных инфекций и оценки антибиотикочувствительности их возбудителей назначение антибактериальной терапии в реанимации обычно происходит эмпирически.

Несмотря на значительное разнообразие возбудителей инфекций в реанимации, ведущую роль в их этиологии играет лишь ограниченное количество видов бактерий. По признакам общности спектров природной чувствительности к антибактериальным препаратам и механизмов устойчивости их можно объединить в четыре группы:

  1. S. aureus и таксономически гетерогенная подгруппа коагулазонегативных стафилококков,
  2. Enterococcus spp. (преимущественно Е. faecalis),
  3. представители семейства Enterobacteriaceae,
  4. Pseudomonas aeruginosa.

Перечисленные возбудители - источники более 80% случаев инфекций мочевыводящих и дыхательных путей, интраабдоминальных и области хирургического вмешательства, а также ангиогенных инфекций. Для инфекций различной локализации характерны некоторые особенности этиологии. Например, ангиогенные инфекции чаще всего вызываются стафилококками, а мочевыводящих путей - грамотрицательными микроорганизмами, энтерококки практически не поражают дыхательных путей. Для интраабдоминальных и раневых инфекций свойственно наибольшее этиологическое разнообразие.

Приведенные данные могут служить первым ориентиром для выбора эмпирической антибактериальной терапии. Очень простым и, в ряде случаев, крайне полезным исследованием бывает микроскопия мазка из очага инфекции. К сожалению, такому простому методу в большинстве учреждений уделяют крайне мало внимания, несмотря на то что информация о превалировании грамположительной или грамотрицательной флоры крайне важна для выбора антибактериальной терапии.

Еще более важная информация может быть получена через сутки после взятия патологического материала и его первичного посева. При хорошо налаженной работе лаборатории, ее связи с клиникой врач может получить ответ на вопрос «Участвуют ли в инфекционном процессе стафилококки, энтерококки, энтеробактерии или Р. aeruginosa?». Зная спектр природной чувствительности перечисленных групп микроорганизмов и особенности распространения резистентности в конкретном учреждении, можно осуществить корректировку антибактериальной терапии и, с высокой степенью вероятности, обеспечить ее адекватность.

Наиболее точная коррекция антибактериальной терапии возможна после получения окончательных результатов идентификации возбудителя и оценки его антибиотикочувствительности.

Ниже приведены данные о спектре природной чувствительности основных групп возбудителей инфекций в ОРИТ и о препаратах выбора для лечения заболеваний известной этиологии.

trusted-source[18], [19], [20], [21], [22], [23], [24], [25], [26]

Выбор антибиотика при лечении инфекций известной этиологии

В разделе основное внимание уделено средствам выбора для лечения тяжелых и госпитальных инфекций. Для лечения внебольничных и легких форм можно применять другие антибактериальные препараты.

Streptococcus pyogenes

Препарат выбора - бензилпенициллин. Равно эффективны аминопенициллины, другие ß-лактамы преимуществами не обладают. Приобретенная устойчивость к ß-лактамам не описана.

Альтернативные препараты макролиды и линкозамиды (показаны при аллергии к ß-лактамам).

Распространенность приобретенной устойчивости варьирует в различных географических регионах.

Streptococcus pneumoniae

Препараты выбора бензилпенициллин (парентерально), амоксициллин (per os) другие ß-лактамы.

Распространенность приобретенной устойчивости варьирует в различных географических регионах. При пневмониях, вызванных пенициллинрезистентными пневмококками, бензилпенициллин и амоксициллин эффективны, при менингитах - возможны неудачи.

Альтернативные препараты - цефалоспорины III-IV поколений (цефотаксим, цефтриаксон, цефепим), карбапенемы (при менингитах - меропенем), антипневмококковые фторхинолоны. При менингитах, вызванных пенициллинрезистентными пневмококками, возможно применение гликопептидов

Streptococcus agalactiae

Препараты выбора бензилпенициллин, ампициллин, целесообразно комбинировать с аминогликозидами (гентамицин). Приобретенная устойчивость - редкое явление.

Альтернативные препараты цефалоспорины III поколения, карбапенемы.

Зеленящие стрептококки

Препараты выбора бензилпенициллин, ампициллин. При эндокардитах и тяжелых генерализованных инфекциях - в комбинации с аминогликозидами (гентамицин). Приобретённая устойчивость - редкое явление.

Альтернативные препараты цефалоспорины III поколения, карбапенемы. При аллергии к ß-лактамам можно использовать гликопептиды.

Enterococcus faecalis

Препараты выбора - бензилпенициллин или ампициллин в комбинации с гентамицином или стрептомицином - эндокардиты и тяжелые генерализованные инфекции, ампициллин, нитрофураны или фторхинолоны - инфекции мочевыводящих путей.

Приобретенная устойчивость встречают к пенициллинам, часто - к аминогликозидам.

Альтернативные препараты гликопептиды (целесообразно комбинировать с аминогликозидами), оксазолидиноны.

Приобретённая устойчивость к гликопептидам среди штаммов, описанных в России, - редкость.

trusted-source[27], [28], [29], [30], [31], [32], [33], [34], [35], [36]

Enterococcus faecium

Препараты выбора гликопептиды (лучше - в комбинации с аминогликозидами). Однако возможны неудачи в лечении.

Приобретенная устойчивость к гликопептидам среди штаммов, описанных в России, - редкость.

Альтернативные препараты оксазолидиноны

trusted-source[37], [38], [39], [40], [41]

Метициллинчувствительные стафилококки

Препараты выбора оксациллин, защищенные аминопенициллины, цефалоспорины I поколения.

Приобретённая устойчивость при чувствительности к оксациллину одновременная устойчивость к перечисленным выше ß-лактамам неизвестна.

Альтернативные препараты фторхинолоны с повышенной активностью в отно-шении грамположительных микроорганизмов (левофлоксацин, моксифлоксацин, гатифлоксацин), оксазолидиноны. При тяжелых инфекциях и аллергии немедленного типа к ß-лактамам можно использовать гликопептиды, но их эффективность ниже.

Метициллинрезистентные стафилококки

Препараты выбора гликопептиды. Приобретенная устойчивость выявлены единичные устойчивые штаммы.

Альтернативные препараты оксазолидиноны. Иногда эффективны фторхинолоны, фузидовая кислота, рифампицин, ко-тримоксазол, фосфомицин. Однако схемы лечения ими точно не определены.

Corynebacterium diphtheriae

Препараты выбора макролиды и линкозамиды. Распространенность приобретенной устойчивости изучена недостаточно.

Альтернативные препараты бензилпенициллин, рифампицин, тетрациклины.

trusted-source[42], [43], [44], [45], [46], [47], [48], [49], [50]

Corynebacteriumjeikeium

Препараты выбора гликопептиды. Распространенность приобретенной устойчивости изучена недостаточно.

Альтернативные препараты не определены.

trusted-source[51], [52], [53], [54], [55], [56], [57]

Listeria monocytogenes

Препараты выбора ампициллин, лучше в комбинации с гентамицином. Цефалоспорины неэффективны. Распространенность приобретенной устойчивости изучена недостаточно.

Альтернативный препарат - ко-тримоксазол. Клиническое значение выявленной in vitro чувствительности к макролидам, тетрациклинам и хлорамфениколу не определено.

Bacillus anthracis

Препараты выбора бензилпенициллин, ампициллин. Цефалоспорины мало эффективны.

Приобретенная устойчивость опубликованы единичные сообщения об обнаружении устойчивых штаммов.

Альтернативные препараты фторхинолоны, тетрациклины, макролиды, хлорамфеникол.

trusted-source[58], [59], [60], [61], [62]

Bacillus cereus

Препараты выбора клиндамицин, ванкомицин. Приобретенная устойчивость изучена недостаточно. Альтернативные препараты гентамицин, ципрофлоксацин.

trusted-source[63], [64], [65], [66], [67], [68], [69], [70], [71], [72]

Nocardia asteroides

Препарат выбора - ко-тримоксазол. Приобретенная устойчивость изучена недостаточно.

Альтернативные препараты имипенем + гликопептиды, амикацин + цефалоспорины, миноциклин (их применение недостаточно обосновано).

Neisseria meningitidis

Препарат выбора - бензилпенициллин. Приобретенная устойчивость опубликованы единичные сообщения об обнаружении устойчивых штаммов.

Альтернативные препараты цефалоспорины III поколения, хлорамфеникол.

Haemophilus spp.

Препараты выбора аминопенициллины. Приобретенная устойчивость в отдельных регионах распространены устойчивые штаммы, продуцирующие β-лактамазы (их доля в России - менее 5-6%).

Альтернативные препараты цефалоспорины III поколения, хлорамфеникол. При локализованных инфекциях - цефалоспорины II поколения, защищенные пенициллины, фторхинолоны.

Legionella spp.

Препараты выбора эритромицин, азитромицин или кларитромицин (лучше в комбинации с рифампицином). Приобретенная устойчивость отсутствует. Альтернативные препараты фторхинолоны, доксициклин, ко-тримоксазол.

Vibrio cholerae

Препараты выбора фторхинолоны. Приобретенная устойчивость описаны единичные случаи.

Альтернативные препараты доксициклин, ко-тримоксазол.

Enterobacteriaceae

Препараты выбора при лечении тяжелых инфекций, вызываемых микроорганизмами семейства Enterobacteriaceae, - β-лактамные антибиотики. Однако в зависимости от природной чувствительности отдельных видов необходимо использовать различные препараты. Обосновано также применение аминогликозидов и фторхинолонов. Выбор конкретных препаратов основывают на данных о локализации и тяжести инфекции, распространении устойчивости.

trusted-source[73], [74], [75], [76]

Escherichia coli, Proteus mirabilis

Препараты выбора защищённые аминопенициллины, цефалоспорины II-III поколения. Приобретённая устойчивость широко распространена.

Альтернативные препараты - фторхинолоны, аминогликозиды, цефалоспорины IV поколения, цефоперазон + сульбактам, карбапенемы (их различные комбинации). Ко всем альтернативным препаратам возможно формирование устойчивости. Однако наименее вероятно - к амикацину, карбапенемам (устойчивость к ним - крайне редкое явление).

trusted-source[77], [78], [79], [80], [81], [82], [83], [84], [85]

Klebsiella spp , Proteus vulgaris, Citrobacter diversus

Препараты выбора защищенные аминопенициллины, цефалоспорины II-III поколения. Приобретённая устойчивость широко распространена.

Альтернативные препараты фторхинолоны, аминогликозиды, цефоперазон + сульбактам, цефалоспорины IV поколения, карбапенемы (их различные комбинации).

Ко всем альтернативным препаратам возможно формирование устойчивости. Однако наименее вероятно - к амикацину, карбапенемам (устойчивость к ним - крайне редкое явление).

Enterobacter spp , Citrobacter freundii, Serratia spp , Morganella morganii, Providencia stuartii, Providencia rettgeri

Препараты выбора цефалоспорины III-IV поколения. Приобретенная устойчивость широко распространена.

Альтернативные препараты фторхинолоны, аминогликозиды, цефоперазон + сульбактам, цефалоспорины IV поколения, карбапенемы (их различные комбинации).

Ко всем альтернативным препаратам возможно формирование устойчивости. Однако наименее вероятно - к амикацину, карбапенемам (есть единичные сообщения об устойчивых штаммах).

trusted-source[86], [87], [88], [89], [90], [91], [92]

Shigella spp.

Препараты выбора фторхинолоны. Приобретенная устойчивость - единичные случаи.

Альтернативные препараты ко-тримоксазол, ампициллин Salmonella spp., в том числе S. typhi (генерализованные инфекции).

Препараты выбора фторхинолоны, цефалоспорины III поколения (цефотаксим, цефтриаксон). Приобретенная устойчивость - единичные случаи.

Альтернативные препараты хлорамфеникол, ко-тримоксазол, ампициллин.

Pseudomonas aeruginosa

Препараты выбора цефтазидим + аминогликозиды. Приобретенная устойчивость широко распространена.

Альтернативные препараты защищенные антипсевдомонадные пенициллины (применяют только в комбинации с аминогликозидами), ципрофлоксацин, цефалоспорины IV поколения, карбапенемы, полимиксин В.

Возможно развитие устойчивости ко всем альтернативным препаратам.

Burkholderia cepacia

Препараты выбора карбапенемы, ципрофлоксацин, цефтазидим и цефоперазон, уреидопенициллины (в том числе защищенные), ко-тримоксазол и хлорамфеникол. Однако режимы терапии недостаточно обоснованы.

Приобретенная устойчивость - достаточно частое явление. При муковисцидозе особенно часто встречают штаммы, устойчивые ко всем указанным препаратам.

trusted-source[93], [94], [95], [96], [97], [98], [99], [100]

Stenotrophomonas maltophilia

Препарат выбора - ко-тримоксазол. Приобретенная устойчивость - относительно редкое явление.

Альтернативные препараты тикарциллин + клавулановая кислота, доксициклин и миноциклин, хлорамфеникол. Они могут обладать достаточной активностью, но режимы их использования недостаточно обоснованы.

Достаточно часто встречают штаммы, устойчивые к альтернативным препаратам.

Acinetobacter spp.

Препараты выбора в связи с крайним разнообразием чувствительности штаммов обоснование режимов эмпирической терапии затруднено. Наиболее часто предлагают комбинации карбапенемов или цефтазидима с аминогликозидами (в основном с амикацином), а также фторхинолонов с аминогликозидами. Может оказаться эффективным назначение ампициллина или цефоперазона с сульбактамом (за счет собственной антибактериальной активности последнего).

Приобретенная устойчивость ко всем используемым препаратам широко распространена.

trusted-source[101], [102], [103], [104], [105], [106], [107], [108], [109], [110], [111], [112], [113], [114]

Clostridium petfringens

Препараты выбора бензилпенициллин, возможно, в комбинации с клиндамицином. Приобретенная устойчивость изучена недостаточно.

Альтернативные препараты практически все ß-лактамы, хлорамфеникол, метронидазол.

trusted-source[115], [116], [117], [118], [119], [120], [121], [122], [123], [124]

Clostridium difficile

Препарат выбора - метронидазол. Приобретённая устойчивость не описана. Альтернативный препарат - ванкомицин.

trusted-source[125], [126], [127], [128], [129], [130], [131], [132]

Actinomyces israelii и другие анаэробные актиномицеты

Препараты выбора бензилпенициллин, аминопенициллины. Приобретенная устойчивость не описана. Альтернативные препараты цефалоспорины III поколения, эритромицин и клиндамицин, доксициклин.

trusted-source[133], [134], [135], [136], [137], [138], [139], [140], [141], [142], [143], [144], [145], [146], [147]

Peptostreptococcus

Перпарат выбора - бензилпенициллин. Приобретенная устойчивость распространена незначительно.

Альтернативные препараты другие ß-лактамы, метронидазол клиндамицин, эритромицин, доксициклин.

Bacteroidesfragilis

Перпарат выбора - метронидазол. Приобретенная устойчивость - крайне редкое явление.

Альтернативные препараты клиндамицин, карбапенемы, цефокситин, защищенные пенициллины.

trusted-source[148], [149], [150], [151], [152], [153], [154], [155], [156], [157], [158]

Staphylococcus spp.

В настоящее время описано 34 вида стафилококков. Они способны продуцировать значительное количество разнообразных факторов вирулентности. Наиболее полный их «набор» встречают у штаммов S. aureus. Выделение бактерий из патологического материала (при соответствующей клинической картине) практически всегда свидетельствует об их этиологической значимости.

В точной видовой идентификации стафилококков других видов, объединённых в группу «коагулазонегативных», на практике достаточно часто нет необходимости. Подобная информация важна для эпидемиологического мониторинга, а также в случае тяжёлых инфекций. Выделение коагулазонегативных стафилококков из нестерильных зон организма человека обычно свидетельствует о колонизации или загрязнении патологическим материалом. Проблема исключения контаминации возникает даже при выделении подобных микроорганизмов из стерильных сред (кровь, ликвор).

Спектр природной чувствительности Staphylococcus spp. и приобретённая резистентность. Для стафилококков характерен высокий уровень природной чувствительности к подавляющему большинству антибактериальных препаратов (бета-лактамам, аминогликозидам, фторхинолонам, макролидам, линкосамидам, тетрациклинам, гликопептидам, ко-тримоксазолу, хлорамфениколу, фузидовой кислоте и рифампицину). Однако даже при таких больших возможностях по выбору антибиотиков в ряде случаев лечение стафилококковых инфекций - серьёзная проблема, что связано с формированием у микроорганизмов антибиотикорезистентности.

β-Лактамные антибиотики

Среди всех антибактериальных препаратов они наиболее активны в отношении стафилококков, но из-за широкого распространения среди бактерий способности к продукции β-лактамаз природные и полусинтетические пенициллины полностью лишились клинического значения. Несмотря на некоторые различия в уровне микробиологической активности, оксациллин, защищенные пенициллины, цефалоспорины I-IV поколений (кроме цефтазидима и цефоперазона) и карбапенемы обладают практически одинаковой эффективностью. Выбор конкретного препарата зависит от удобства применения, стоимости и вероятности смешанного инфекционного процесса (участие грамотрицательных бактерий).

Однако применение β-лактамных антибиотиков возможно лишь при отсутствии у стафилококков еще одного механизма устойчивости - дополнительного пенициллинсвязывающего белка. Маркер подобного механизма - устойчивость к оксациллину. По исторической традиции S. aureus с подобным механизмом устойчивости сохранили название метициллинрезистентных (Methicillin Resistant Staphylococcus aureus - MRSA), несмотря на то что метициллин уже давно практически исключен из медицинской практики.

При выявлении устойчивости к оксациллину прекращают лечение стафилококковых инфекций β-лактамами.

Исключение - цефалоспориновый антибиотик цефтобипрол. Он способен подавлять активность пенициллинсвязывающего белка стафилококков.

Важная особенность MRSA - высокая частота ассоциированной устойчивости к антибактериальным препаратам других групп (макролидам и линкозамидам, аминогликозидам, тетрациклинам и фторхинолонам).

В течение долгого времени MRSA рассматривали как исключительно госпи-тальных патогенов (частота их распространения во многих ОРИТ России - более 60%). Однако в последнее время ситуация изменилась в худшую сторону микроорганизмы все чаще вызывают тяжелые внебольничные инфекции кожи и мягких тканей, а также деструктивные пневмонии.

Гликопептидные антибиотики (ванкомицин, тейкопланин и ряд других препаратов, находящихся на разных стадиях разработки) рассматривают как средства выбора для лечения инфекций, вызванных MRSA. Однако доступные в настоящее время гликопептиды (ванкомицин и тейкопланин) проявляют в отношении стафилококков лишь бактериостатическое действие (существенный недостаток в сравнении с β-лактамами). В тех случаях, когда гликопептиды по различным причинам назначали для лечения инфекций, вызванных метициллинчувствительными стафилококками, их клиническая эффективность оказывалась ниже, чем у β-лактамов. Перечисленные факты позволяют рассматривать указанную группу антибиотиков как субоптимальную для лечения стафилококковых инфекций.

Устойчивости к гликопептидам среди MRSA долгое время не обнаруживали, однако со второй половины 90-х годов прошлого века начали публиковать сообщения о штаммах со сниженным уровнем чувствительности к ним. Механизм устойчивости окончательно не расшифрован. Оценить частоту распространения таких штаммов трудно из-за методических сложностей в их выявлении, тем не менее очевидно, что при вызываемых ими инфекциях эффективность ванкомицина резко снижена. Есть также единичные сообщения о выделении MRSA с высоким уровнем устойчивости к ванкомицину (передача генов устойчивости от энтерококков).

Оксазолидиноны

Единственный препарат группы - линезолид. Он обладает высокой активностью и эффективен в отношении всех стафилококков, независимо от устойчивости к другим антибиотикам. Его рассматривают как серьёзную альтернативу гликопептидам при лечении инфекций, вызванных MRSA. Линезолид может быть средством выбора для лечения инфекций, вызванных штаммами стафилококков со сниженной чувствительностью к гликопептидам.

Фторхинолоны

Препараты указанной группы обладают различной активностью в отношении стафилококков ципрофлоксацин и офлоксацин - сравнительно невысокой, но клинически значимой, левофлоксацин, моксифлоксацин, гемифлоксацин и другие новые фторхинолоны - большей. Клиническая и бактериологическая эффективность левофлоксацина при стафилококковых инфекциях хорошо доказана. Однако, как указано выше, у MRSA к ним часто выявляют ассоциированную устойчивость.

Препараты других групп

Эффективны против стафилококков также фузидовая кислота, ко-тримоксазол и рифампицин. Однако детальных клинических испытаний по их оцекке не проводили. В связи с тем что ко всем перечисленным препаратам достаточно быстро развивается устойчивость, их целесообразно комбинировать (например, ко-тримоксазол и рифампицин). Подобные комбинации особенно перспективны при лечении нетяжёлых инфекций, вызываемых MRSA.

Учитывая приведенные факты, очевидно, что при выработке тактики эмпирической терапии стафилококковых инфекций в каждом конкретном отделении надо принимать во внимание данные о частоте распространения MRSA.

trusted-source[159], [160], [161], [162]

Enterococcus spp.

Энтерококки были вынесены в отдельный от стрептококков род в 1984 г. В пределах рода Enterococcus выделяют более 10 видов, большинство из них крайне редко вызывают заболевания человека. Среди клинических изолятов 80-90% приходится на Е faecalis и 5-10% - на Е faecium, другие виды играют ограниченную роль. В практике ОРИТ наиболее важны энтерококковые ангиогенные инфекции, часто связанные с катетерами. При раневых инфекциях энтерококки, как правило, входят в состав микробных ассоциаций и не играют существенной самостоятельной роли. Их значение в патогенезе интраабдоминальных инфекций точно не установлено, однако специфическая антиэнтерококковая терапия не улучшает результатов лечения. Энтерококковые инфекции мочевыводящих путей обычно связаны с катетерами и проходят после их удаления либо спонтанно, либо при применении препаратов узкого спектра действия.

Спектр природной чувствительности Enterococcus spp. и приобретённая резистентность. Из известных препаратов антиэнтерококковой активностью обладают некоторые ß-лактамы, гликопептиды, рифампицин, макролиды, хлорамфеникол, тетрациклины (доксициклин), нитрофурантоин и фторхинолоны. Однако клиническое значение рифампицина, макролидов и хлорамфеникола при лечении инфекций не определено. Тетрациклины, нитрофурантоин и фторхинолоны применяют только для лечения энтерококковых инфекций мочевыводящих путей.

trusted-source[163], [164], [165], [166], [167], [168], [169], [170], [171]

ß-Лактамные антибиотики

Среди них антиэнтерококковой активностью обладают бензилпенициллин, аминопенициллины, уреидопенициллины (наибольший опыт накоплен для пиперациллина) и карбапенемы. Все цефалоспорины ее лишены. Важно отметить, что природная чувствительность к ß-лактамам у двух основных видов энтерококков различна Е. faecalis обычно чувствительны, а Е. faecium - устойчивы. Ни уреидопенициллины, ни карбапенемы не обладают преимуществами перед ампициллином. Препараты указанной группы проявляют в отношении энтерококков только бактериостатическую активность, для достижения бактерицидного эффекта их необходимо комбинировать с аминогликозидами.

Гликопептиды

Гликопептидные антибиотики (ванкомицин и тейкопланин) традиционно рассматривают как препараты выбора при лечении энтерококковых инфекций, вызываемых штаммами, устойчивыми к ß-лактамным антибиотикам. Однако гликопептиды, так же как и ß-лактамы, обладают только бактериостатическим действием в отношении энтерококков. Для достижения бактерицидного эффекта гликопептиды целесообразно комбинировать с аминогликозидами.

Устойчивость к гликопептидам среди энтерококков начали отмечать с середины 80-х годов прошлого века, в последние годы такие штаммы появились и в России.

Оксазолидиноны

Линезолид - единственный доступный в России препарат для лечения инфекций, вызываемых ванкомицин-резистентными энтерококками (VRE).

trusted-source[172], [173], [174], [175], [176], [177], [178], [179], [180], [181], [182]

Семейство enterobacteriaceae

В семейство энтеробактерий входит более тридцати родов и несколько сотен видов микроорганизмов. Основное клиническое значение имеют бактерии родов Escherichia, Klebsiella, Enterobacter, Citrobacter, Serratia, Proteus, Providencia, Morganella. Существуют многочисленные данные, подтверждающие этиологическую значимость перечисленных микроорганизмов. В каждом конкретном случае их выделения из первично нестерильных областей организма человека к оценке их значимости необходимо подходить со всей серьезностью.

Спектр антибиотикочувствительности энтеробактерий и приобретённая резистентность. Природная чувствительность к антибиотикам отдельных представителей семейства различна. Однако основа лечения - ß-лактамы, фторхинолоны и аминогликозиды.

ß-Лактамы

В зависимости от спектра природной чувствительности к ним энтеробактерии разделяют на несколько групп:

  • Escherichia coli, Proteus mirabilis обладают устойчивостью ко всем ß-лактамным антибиотикам, кроме природных и полусинтетических пенициллиназостабильных пенициллинов. Однако в ОРИТ полусинтетические пенициллины (амино-, карбокси- и уреидопенициллины) и цефалоспорины I поколения импользуют мало в связи с широким распространением устойчивости к ним. Таким образом, в зависимости от тяжести и характера инфекции (госпитальные или внебольничные) препараты выбора для эмпирического лечения инфекций, вызванных микроорганизмами рассматриваемой группы, - ингибиторзащищенные пенициллины или цефалоспорины II-IV поколения.
  • Klebsiella spp., Proteus vulgaris, Citrobacter diversus обладают более узким спектром природной чувствительности Он ограничен цефалоспоринами II-IV поколений, ингибиторзащищенными пенициллинами и карбапенемами.
  • Enterobacter spp., Citrobacter freundii, Serratia spp., Morganella morganii, Providencia stuartii - типичные госпитальные патогены, одна из наиболее сложных групп для лечения ß-лактамными антибиотиками. Спектр их природной чувствительности ограничен цефалоспоринами III-IV поколений, карбапенемами и такими препаратами, как тикарциллин + клавулановая кислота и пиперациллин + тазобактам.

Основа лечения энтеробактерных инфекций в ОРИТ - цефалоспорины III-IV поколений. Долгое время считали, что карбапенемы, защищённые пенициллины и цефалоспорины (цефоперазон + сульбактам) - препараты резерва, но в настоящее время такой подход должен быть пересмотрен. В связи с крайне широким распространением в России механизма устойчивости в виде ß-лактамаз расширенного спектра (БИРС), разрушающих все цефалоспорины, эффективность подобных препаратов в лечении инфекций в ОРИТ резко снижена.

Максимальную эффективность при инфекциях энтеробактериями, продуцирующими БИРС, проявлют карбапенемы (имипенем, меропенем и эртапенем), меньшую - цефоперазон + сульбактам. В настоящее время способность к синтезу БЛРС распространена, в основном, среди возбудителей госпитальных инфекций. Более того, предсказать их распространённость в конкретном учреждении и даже отделении невозможно без проведения специальных микробиологических исследований.

Основа тактики эмпирической терапии инфекций, вызываемых продуцентами БЛРС, - знание об их распространенности в конкретном учреждении, а также четкое разделение внебольничной и госпитальной патологии.

  • При внебольничных даже крайне тяжелых инфекциях цефалоспорины III- IV поколений скорее всего будут достаточно эффективны.
  • При госпитальных инфекциях применение цефалоспоринов возможно при низкой частоте БЛРС в учреждении, а также у пациентов без следующих факторов риска длительная госпитализация, предшествующая антибактериальная терапия, сопутствующие заболевания.
  • При госпитальных инфекциях в учреждениях с высокой частотой распространения БЛРС, особенно у пациентов с указанными выше факторами риска, препараты выбора - карбапенемы или цефоперазон + сульбактам.

Препараты других групп

Аминогликозиды и фторхинолоны по эффективности лечения инфекций в ОРИТ существенно уступают ß-лактамам.

Прежде всего необходимо отметить, что применение аминогликозидов в качестве монотерапии нецелесообразно. Более того, в настоящее время нет данных, подтверждающих необходимость их использования в сочетании с ß-лактамами. Поскольку эффективность подобных комбинаций не выше монотерапии ß-лактамами.

Монотерапия энтеробактерных инфекций в ОРИТ фторхинолонами вполне возможна, хотя их использование обосновано хуже, чем ß-лактамов. Необходимо отметить, что «новые» фторхинолоны (левофлоксацин, моксифлоксацин, гемифлоксацин) по своей антимикробной активности в отношении энтеробактерий и эффективности не превосходят традиционные препараты этой группы (ципрофлоксацин и офлоксацин). Ко всем фторхинолонам наблюдают практически полную перекрестную устойчивость. Достаточно часто фторхинолоны применяют в комбинации с ß-лактамами, однако обоснованность таких комбинаций также недостаточна. Существенное ограничение для применения фторхинолонов - очень высокая частота ассоциированной устойчивости с ß-лактамами до 50-70% штаммов энтеробактерий, продуцирующих БЛРС, проявляют устойчивость и к фторхинолонам.

Pseudomonas aeruginosa

Pseudomonas aeruginosa входит в состав рода Pseudomonas. Он, наряду с родами Burkholderia, Comamonasu некоторыми другими, в свою очередь входит в состав семейства Pseudomonadaceae. Представители указанной таксономической группы - свободноживущие, не требовательные к условиям культивирования, аэробные грамотрицательные палочки. Их относят к так называемым неферментирующим бактериям (не способны к ферментации глюкозы) К «ферментирующим» микроорганизмам относят семейство Enterobacteriaceae (Е. coli и др.). Для Pseudomonadaceae характерен окислительный способ метаболизма.

Спектр антибиотикочувствительности

Клинически значимой антипсевдомонадной активностью обладают некоторые ß-лактамы, аминогликозиды, фторхинолоны, а также полимиксин В.

ß-Лактамы

Наибольшую активность в отношении Р. aeruginosa проявляют карбапенемные антибиотики (меропенем in vitro несколько активнее имипенема, а эртапенем неактивен). Далее в порядке убывания активности следуют цефалоспорины IV поколения (цефепим), азтреонам, цефалоспорины III поколения (цефтазидим, цефоперазон), уреидопенициллины (прежде всего - пиперациллин), тикарциллин и карбенициллин. Необходимо подчеркнуть, что распространённые цефалоспорины (цефотаксим и цефтриаксон) практически лишены антипсевдомонадной активности.

Приобретённая резистентность к ß-лактамам - весьма распространенное явление среди Р. aeruginosa. Её основные механизмы гиперпродукция собственных хромосомных ß-лактамаз, выработка способов, обеспечивающих выведение антибиотиков из внутренней среды бактериальных клеток, снижение проницаемости внешних структур в результате полной или частичной утраты пориновых белков. Среди Р. aeruginosa распространены и приобретённые ß-лактамазы различных групп (чаще всего группы ОХА).

Разнообразие механизмов резистентности приводит к значительному разнообразию возможных фенотипов. Подавляющее большинство штаммов, циркулирующих в ОРИТ, в настоящее время устойчивы к карбенициллинам и к пиперациллину, что практически полностью лишает указанные препараты какого-либо значения. Достаточно часто Р. aeruginosa сохраняет чувствительность к комбинации пиперациллин + тазобактам.

В качестве основных антипсевдомонадных препаратов на сегодняшний день рассматривают цефтазидим и цефепим. Между ними существует неполная перекрестная резистентность. Встречают штаммы, устойчивые к одному из указанных антибиотиков, но чувствительные к другому. Среди псевдомонад наименее распространена резистентность к карбапенемам, причем между имипенемом и меропенемом также нет полной перекрестной устойчивости. Возможны случаи, когда микроорганизм не чувствителен к карбапенемам, однако эффективно применение цефтазидима или цефепима. В подобной ситуации планирование эмпирической терапии псевдомонадных инфекций возможно лишь на основе локальных данных об особенностях антибиотикоустойчивости микроорганизмов в конкретном учреждении.

Однако наибольшую угрозу для всей системы антибактериальной терапии представляет появившаяся сравнительно недавно способность у псевдомонад синтезировать металло-ß-лактамазы (подобные штаммы довольно широко распространены в России). Особенность указанных ферментов - способность гидролизовать практически все ß-лактамы, включая карбапенемы В таких случаях иногда сохраняет активность азтреонам.

trusted-source[183], [184], [185], [186], [187], [188]

Аминогликозиды

Все доступные в России аминогликозиды (гентамицин, тобрамицин, нетилмицин и амикацин) проявляют приблизительно одинаковую активность в отношении Р. aeruginosa МПК амикацина несколько выше, чем у других представителей группы, однако его дозы и, соответственно, концентрации в сыворотке крови также выше. У распространённых в России штаммов Р. aeruginosa наиболее часто встречают устойчивость к гентамицину и тобрамицину, редко - к амикацину. Закономерности перекрёстной устойчивости к аминогликозидам достаточно сложные и на практике могут встретиться практически любые варианты. Располагая данными о чувствительности микроорганизма к трем аминогликозидам, предсказать с полной уверенностью чувствительность к четвертому нельзя.

Аминогликозиды не применяют в качестве средств монотерапии псевдомонадных инфекций. Однако, в отличие от энтеробактерных заболеваний, при инфекциях, вызываемых Р. aeruginosa, применение комбинаций ß-лактамов и аминогликозидов достаточно широко распространено и вполне обоснованно (особенно на фоне нейтропении).

Фторхинолоны

Среди всех доступных фторхинолонов наибольшей активностью в отношении Р. aeruginosa обладает ципрофлоксацин. Однако фармакодинамические расчёты свидетельствуют о том, что для получения надежного клинического эффекта его суточная доза должна быть более 2,0 г, что выше допустимых значений.

trusted-source[189]

Множественная устойчивость

Крайне сложная проблема для антибактериальной терапии - так называемые панрезистентные штаммы Р. aeruginosa. Они устойчивы ко всем ß-лактамам, аминогликозидам и фторхинолонам. Подобные штаммы, как правило, сохраняют чувствительность только к полимиксину В. Одним из возможных подходов к лечению инфекций, вызванных такими микроорганизмами, может быть количественная оценка чувствительности и выбор комбинации из двух и более антибиотиков, демонстрирующих наименьшие значения МПК, однако эффективность подобного подхода в клинике изучена недостаточно.

Продолжительность антибактериальной терапии

Антибактериальную терапию проводят до достижения стойких положительных изменений в состоянии пациента и исчезновения основных симптомов инфекции. В связи с отсутствием патогномоничных признаков бактериальной инфекции абсолютные критерии для ее прекращения установить сложно. Обычно вопрос о прекращении антибиотикотерапии решают индивидуально на основании комплексной оценки изменения состояния пациента. Однако общие критерии достаточности антибактериальной терапии следующие:

  • исчезновение или уменьшение количества микроорганизмов в материале, полученном инвазивным методом из основного очага инфекции,
  • отрицательные результаты определения гемокультуры,
  • отсутствие признаков системной воспалительной реакции и обусловленной инфекцией органной дисфункции,
  • положительная динамика основных симптомов инфекции,
  • стойкая нормализация температуры тела (максимальная дневная <37,5 °С).

Сохранение только одного признака бактериальной инфекции (лихорадка или лейкоцитоз) не считают абсолютным показанием для продолжения антибактериальной терапии. Поскольку исследования показали, что во время пребывания пациентов в ОРИТ на ИВЛ достижение нормальной температуры, исчезновение лейкоцитоза и стерилизация слизистой оболочки трахеи маловероятны даже на фоне адекватной антибактериальной терапии. Изолированная субфебрильная температура тела (максимальная дневная <37,9 °С) без ознобов и изменений в периферической крови может быть проявлением постинфекционной астении или абактериального воспаления после оперативного вмешательства, политравмы, что не требует продолжения антибактериальной терапии. Аналогично расценивают и сохранение умеренного лейкоцитоза (9-12х109/л) без сдвига лейкоцитарной формулы влево и других признаков бактериальной инфекции.

Обычные сроки антибактериальной терапии госпитальных инфекций различной локализации - 5-10 сут. Большие сроки нежелательны из-за развития возможных осложнений лечения, риска селекции резистентных штаммов и развития суперинфекции. При отсутствии стойкого клинико-лабораторного ответа на адекватную антибактериальную терапию в течение 5-7 сут необходимо проведение дополнительного обследования (УЗИ, КТ и др ) для поиска осложнений или очага инфекции другой локализации.

Более длительные сроки антибактериальной терапии необходимы для инфекций органов и тканей, где терапевтические концентрации препаратов трудно достижимы, следовательно, есть более высокий риск персистирования возбудителей и рецидивов. К подобным инфекциям прежде всего относят остеомиелит, инфекционный эндокардит, вторичный гнойный менингит Кроме того, при инфекциях, вызванных S. aureus, обычно также рекомендуют более продолжительные курсы антибактериальной терапии (2-3 нед).


Внимание!

Для простоты восприятия информации, данная инструкция по применению препарата "Рациональная антибактериальная терапия: средства и тактика" переведена и изложена в особой форме на основании официальной инструкции по медицинскому применению препарата. Перед применением ознакомьтесь с аннотацией, прилагающейся непосредственно к медицинскому препарату.

Описание предоставлено с ознакомительной целью и не является руководством к самолечению. Необходимость применения данного препарата, назначение схемы лечения, способов и дозы применения препарата определяется исключительно Лечащим врачом. Самолечение опасно для Вашего здоровья.

Сообщите нам об ошибке в этом тексте:
Просто нажмите кнопку "Отправить отчет" для отправки нам уведомления. Так же Вы можете добавить комментарий.