^

Здоровье

Вегетативные кризы, или панические атаки - Симптомы

Основная особенность вегетативных проявлений - наличие как субъективных, так и объективных расстройств и их полисистемность. Наиболее часты симптомы вегетативных кризов: в дыхательной системе - затруднение дыхания, одышка, чувство удушья, ощущение нехватки воздуха и т. д.; в сердечно-сосудистой - дискомфорт и боль в левой половине грудной клетки, сердцебиения, пульсация, ощущения перебоев, замирания сердца.

Менее часто возникают расстройства со стороны желудочно-кишечного тракта - тошнота, рвота, отрыжка, неприятные ощущения в эпигастральной области. Как правило, в момент криза наблюдаются головокружение, потливость, ознобоподобный гиперкинез, волны жара и холода, парестезии и похолодание кистей и стоп. В подавляющем большинстве случаев приступы заканчиваются полиурией, а иногда и частым жидким стулом.

Специальное исследование объективных изменений (вегетативной сферы больных в момент пароксизма) позволило обнаружить изменение цвета лица, изменение частоты пульса (замедление до 50 и учащение до 130 в минуту), колебания артериального давления - либо подъем до 190-200/110-115 мм рт. ст., либо, значительно реже, снижение до 90/60 мм рт. ст., изменение дермографизма, нарушение пиломоторного рефлекса, расстройство терморегуляции, изменение ортоклиностатической пробы, нарушение рефлекса Ашнера.

Таким образом, вегетативные расстройства в момент криза полисистемны и носят как субъективный, так и объективный характер, причем нередко обнаруживается диссоциация между субъективной манифестацией вегетативных нарушений и их выраженностью при объективной регистрации. Причина такой диссоциации - прежде всего психологические факторы. Было показано, что у здоровых и больных частота жалоб коррелирует с фактором нейротизма; более углубленный анализ позволил выделить психологические факторы, способствующие субъективной манифестации объективных вегетативных сдвигов (аграваторы) и уменьшение ее (минимизаторы).

Так, для пациентов, склонных в большей степени ощущать и выражать в жалобах вегетативные сдвиги (аграваторы), характерны следующие черты личности:

  1. озабоченность собственным телом и адекватностью физиологических функций;
  2. выход тревоги и напряжения в телесные симптомы;
  3. исходная тревожность;
  4. дискомфорт в неопределенных и сложных ситуациях;
  5. чрезмерная чувствительность к критике;
  6. драматичность и артистизм;
  7. склонность к формированию особенно тесных связей с окружающими;
  8. неустойчивое мышление;
  9. генерализованная боязливость (особенно уязвимы в отношении реальной либо фантазируемой тревоги).

В то же время минимизаторы:

  1. оценивают себя как независимых и автономных;
  2. внутренне содержательные личности;
  3. имеют высокий уровень притязаний;
  4. продуктивны;
  5. заботятся об адекватности собственной личности на сознательном и бессознательном уровне;
  6. тип психологической защиты - отрицание, вытеснение, изоляция;
  7. в манере поведения жестко соотносят себя с собственным личностным стандартом;
  8. стараются следовать выбранному пути;
  9. интроспективно относятся к себе как к объекту;
  10. ) способны проникать в собственные мотивы и поведение;
  11. эффективно действуют при тревоге и конфликтах.

Эмоционально-аффективные компоненты вегетативного пароксизма

Эмоционально-аффективные компоненты вегетативного пароксизма также могут различаться как по характеру, так и по степени выраженности. Наиболее часто в момент приступа, особенно в начале заболевания, в первых кризах больные испытывают выраженный страх смерти, достигающий степени аффекта. Нередко в дальнейшем течении кризов страх теряет свой жизненно важный характер и трансформируется либо в страхи с конкретной фабулой (страх катастрофы с сердцем, инфаркта, инсульта, падения, страх сойти с ума и т.д.), либо в чувство безотчетной тревоги, внутреннего напряжения и т. д. В ряде случаев при дальнейшем течении заболевания благополучное разрешение криза приводит к дезактуализации страха, и со временем страх и тревога почти полностью регрессируют.

Тревожно-фобические синдромы, однако, не исчерпывают эмоциональную феноменологию криза: наблюдаются пароксизмы, во время которых больные испытывают тоску, безысходность, подавленность, плачут, ощущают чувство жалости к себе и т.д. В редких случаях в период криза возникают выраженная агрессия, раздражение по отношению к окружающим, особенно к близким, причем трудность совладения с этими эмоциями заставляет больных искать уединения.

Наконец, следует отметить, что в ряде случаев с самого начала и на всем протяжении болезни кризы не сопровождаются какими-либо отчетливыми эмоциональными состояниями. Экспериментальными данными (видеомониторингом) было показано, что у одного и того же больного могут наблюдаться вегетативные кризы (объективно зарегистрированные) как с эмоциональными феноменами, так и без них.

Когнитивные расстройства в структуре вегетативного криза

Когнитивные расстройства в структуре криза чаще всего описываются больными как «ощущение дереализации», «дурноты в голове», чувства удаления звуков, «как в аквариуме», «предобморочное состояние». Близкими к этим феноменам являются ощущение «неустойчивости окружающего мира» или «себя в этом мире», несистемного головокружения и т.д.

Функционально-неврологические симптомы панической атаки

Функционально-неврологические симптомы относительно часто появляются в структуре вегетативно-сосудистых кризов, причем их количество и выраженность могут существенно варьировать. Как правило, речь идет о таких феноменах, как «чувство кома в горле», «афония», «амавроз», «мутизм», иногда это «чувство онемения либо слабости в конечностях», причем чаще в руке и чаще слева, однако на высоте приступа иногда «отнимается вся левая половина тела». В период криза иногда возникают отдельные гиперкинезы, судорожные и мышечно-тонические феномены - это усиление озноба до степени тремора, «скрючивание рук», вытягивание, выворачивание рук и ног, «ощущение необходимости вытянуть тело», переходящее в элементы «истерической дуги». В период приступа нередко изменяется походка больных по типу психогенной атаксии. Все перечисленные симптомы непостоянно вкраплены в структуру вегетативного криза и не определяют его клиническую картину.

Таким образом, как следует из изложенного, в структуре криза наряду с вегетативными симптомами практически облигатными являются психопатологические и эмоционально-аффективные феномены, что позволяет определять его скорее как психовегетативный или эмоционально-вегетативный криз - понятия, по сути близкие к термину «паническая атака».

Симптомы вегетативных кризов могут существенно различаться как по выраженности, так и по представленности различных феноменов, причем эти различия часто наблюдаются и у одного больного. Так, различают большие (развернутые) приступы, когда в структуре пароксизма присутствуют четыре симптома и более, и малые, или абортивные, приступы, во время которых наблюдается менее четырех симптомов. Практика показывает, что большие кризы возникают значительно реже, чем малые: их частота колеблется от 1 раза в несколько месяцев до нескольких раз в неделю, в то время как малые приступы могут возникать до нескольких раз в сутки. Чаще отмечается сочетание малых приступов с большими, и лишь у отдельных больных встречаются только большие приступы.

Как уже упоминалось, структура вегетативных кризов может существенно различаться в зависимости от доминирования тех или иных психовегетативных паттернов. С определенной долей условности можно говорить о «типичных» вегетативных кризов, в структуре которых спонтанно наступают яркие вегетативные расстройства - удушье, пульсация, озноб, чувство пустоты в голове и т. д., сопровождающиеся выраженным страхом смерти, страхом катастрофы с сердцем, страхом сойти с ума. Вероятно, именно этой категории кризов и соответствует принятый в зарубежной литературе термин «паническая атака». Однако клиническая практика показывает, что в чистом виде такие «типичные» пароксизмы встречаются относительно редко. Как вариант течения они чаще определяют дебют заболевания.

Среди других вариантов пароксизма следует отметить прежде всего так называемые гипервентиляционные приступы, главной и ведущей особенностью которых являются гипервентиляционные расстройства. Ядром гипервентиляционного криза является специфическая триада - усиленное дыхание, парестезии и тетания. Как правило, приступ начинается с ощущения нехватки воздуха, затруднения дыхания, чувства кома в горле, мешающего дышать, при этом наблюдается учащенное или углубленное дыхание, что в свою очередь вызывает респираторный алкалоз и характерные для него клинические признаки: парестезии в руках, ногах, периоральнои области, ощущение легкости в голове, ощущение сжатия и боли в мышцах рук и ног, судорожные сокращения в них, появление карпопедальных спазмов.

В гипервентиляционном кризе, как и в «типичном» вегетативно-сосудистом пароксизме, присутствуют вегетативные феномены: тахикардия, дискомфорт в области сердца, головокружение, ощущение легкости в голове, нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта (тошнота, рвота, понос, вздутие живота, аэрофагия и т. д.), ознобоподобный гиперкинез и полиурия. Эмоциональные феномены чаще всего представлены ощущением беспокойства, тревоги, страха (чаще смерти), но могут быть тоска, депрессия, раздражение, агрессия и т. д. Таким образом, очевидно, что клиническая картина гипервентиляционного криза в сущности очень близка к картине вегетативно-сосудистого пароксизма: вероятно, это обусловлено близостью патогенетических механизмов. В то же время с прагматической точки зрения (специфические терапевтические подходы) представляется целесообразным из ВК выделить и гипервентиляционные кризы.

Фобические приступы панической атаки

Особенностью этой группы пароксизмов является прежде всего их спровоцированность конкретным фобическим стимулом и возникновение в ситуации, потенциально опасной для возникновения данной фобии. В таких пароксизмах ведущим является страх с конкретной фабулой, который уже обрастает вегетативными феноменами. Например, из-за возможной катастрофы с сердцем у больных в ситуации избыточной нагрузки, при необходимости остаться одному, при эмоциональных перегрузках и т. д. резко возрастает страх смерти, который сопровождается побледнением, затруднением дыхания, тахикардией, потливостью, тяжестью в левой половине грудной клетки, частым мочеиспусканием и т. д. Нередко подобный приступ может быть вызван также мысленным воспроизведением угрожающей ситуации.

Характер фобий при этом может быть самым разнообразным - страх толпы, страх открытых пространств, страх падения, страх покраснения, страх неадекватного поступка и т. д. Одним из частых феноменов, сопровождающих эти страхи, является несистемное головокружение, ощущение «неустойчивой походки», «неустойчивости окружающего мира». Необходимо отметить, что одной из диагностических сложностей в этих ситуациях является то, что в предъявлении жалоб больные, как правило, делают акцент на вестибуловегетативные проявления пароксизма, а фобический компонент остается в тени. Нередко это приводит к тому, что больные годами безуспешно лечатся от вестибулярных расстройств сосудистого генеза, не получая адекватной патогенетической терапии.

Конверсионные кризы панической атаки

Конверсионные кризы характеризуются тем, что в их структуре наблюдаются функционально-неврологические феномены - слабость в руке либо в половине тела, онемение, потеря чувствительности, афония, мутизм, резкое ухудшение зрения вплоть до амавроза, судороги в конечностях, выгибание тела и т. д. В пароксизмах подобного типа появляются болевые феномены в разных частях тела, нередко они имеют сенестопатические элементы: боли по типу «прокалывания», «жжения», «печет голову», ощущение «переливания жидкости», «пробегания мурашек», спазмов и т.д. Эти феномены выявляются на фоне типичных вегетативных симптомов. Характерной особенностью приступов является отсутствие страха и тревоги. В большинстве случаев больные вообще не ощущают каких-либо изменений настроения, а иногда сообщают о внутреннем напряжении, ощущении, что «что-то взорвется в теле», о тоске, депрессии, чувстве жалости к себе. Нередко после прекращения приступов больные испытывают чувство облегчения, разрядки.

Рассмотренные выше типы пароксизмов объединяет констелляция эмоциональных и вегетативных феноменов, что позволяет нам рассматривать их как варианты одного психо-вегетативного синдрома. Определенным доказательством правомочности такого взгляда являются возможные переходы одного типа пароксизмов в другой по мере течения заболевания, а также сосуществование разных типов пароксизмов у одного больного.

Наиболее часто встречающиеся симптомы во время вегетативного криза

  • ощущение нехватки воздуха или затрудненного дыхания;
  • сильное сердцебиение или пульсация во всем теле;
  • потливость;
  • онемение или чувство «ползания мурашек» в конечностях или в лице;
  • ощущение «кома в горле»;
  • волны жара или холода;
  • озноб или дрожь;
  • ощущение слабости в руке или ноге;
  • неприятные ощущения в левой половине грудной клетки;
  • чувство головокружения, неустойчивости;
  • ощущение нереальности окружающего мира;
  • ухудшение зрения или слуха;
  • ощущение дурноты и предобморочного состояния или резкая слабость;
  • выраженный страх смерти;
  • судороги в руках или ногах;
  • неприятные ощущения в желудке или кишечнике;
  • ощущение внутреннего напряжения;
  • страх сойти с ума или совершить неконтролируемый поступок;
  • тошнота, рвота;
  • частое мочеиспускание;
  • потеря речи или голоса;
  • утрата сознания;
  • ощущение, что тело вытягивается, выгибается;
  • изменение походки;
  • изменение настроения (гнев, тоска, тревога, агрессия, раздражительность).

Клиническая характеристика межкризового периода В период между кризами у подавляющего большинства больных наблюдаются вегетативная дистония в рамках психовегетативного синдрома, при этом выраженность ее существенно варьирует от минимальной, когда больные в межприступном периоде считают себя практически здоровыми, до максимальной, при которой больные затрудняются провести четкую границу между кризом и межкризовым состоянием.

Симптомы вегетативных расстройств в межкризовом периоде

  • в кардио-васкулярной системе - кардио-ритмические, кардиалгические, кардио-сенестопатические синдромы, а также артериальные гипер- и гипотензия или амфотония;
  • в респираторной системе - одышка, чувство удушья, затрудненное дыхание, ощущение нехватки воздуха и т. д.;
  • в гастроинтестинальной системе - диспепсические расстройства (сухость во рту, тошнота, рвота, отрыжка и т. д.), абдоминальные боли, дискинетические феномены (метеоризм, урчание), запоры, понос и т. д.;
  • в терморегуляционнои и потоотделительнои системах - неинфекционный субфебрилитет, периодический озноб, диффузный или локальный гипергидроз и т.д.;
  • в сосудистой регуляции - дистальный акроцианоз и гипотермия, сосудистые цефалгии, приливы; в вестибулярной системе - головокружения, ощущение неустойчивости;
  • в мышечной системе - апоневротические цефалгии, мышечно-тонические феномены на шейном, грудном и поясничном уровне, проявляющиеся алгиями и артралгиями. Подробное описание симптомов синдрома вегетативной дистонии см. в главе 4.

Клинические наблюдения и психометрические исследования (тесты МИЛ и Спилбергера) позволили выделить у больных вегетативными кризами следующие эмоционально-психопатологические синдромы: тревожно-фобический, тревожно-депрессивный, астенодепрессивный, истерический и ипохондрический.

В первом случае в межприступном периоде доминировал тревожный фон настроения, как правило, это были опасения за судьбу и здоровье близких, тревожные предчувствия, чаще - тревожное ожидание приступа и страх перед его повторением. Нередко устойчивое чувство страха формировалось уже после первого пароксизма и касалось той ситуации, где он возник. Так формировался страх поездки в метро, автобусе, страх пребывания на работе и т. д. В случае возникновения приступа дома в отсутствие близких формировался страх одному находиться дома. По мере течения заболевания страхи генерализовались, охватывая все больше и больше ситуаций, в которых привычно существовал больной.

Постепенно формировалось избегательное или ограничительное поведение разной степени выраженности. При максимальной его выраженности наступала полная социальная дезадаптация больных: практически они не могли самостоятельно передвигаться по городу, оставаться одни дома, даже на прием к врачу такие больные всегда приходили в сопровождении близких. При средней степени выраженности ограничительного поведения больные старались избегать ситуаций, которые потенциально могли вызвать приступ: отказались от отдельных видов транспорта, не оставались дома одни и т.д. При минимальной выраженности ограничительного поведения они старались избегать ситуаций, которые могли спровоцировать приступ (душные помещения, толпа, метро и т. д.). Однако при необходимости тем не менее могли преодолевать себя.

Проведенные нами исследования показали, что максимальная степень органичительного поведения чаще наблюдается у больных с выраженными тревожно-фобическими компонентами криза. Было обнаружено, что именно у этой категории больных наибольшая психологическая дезадаптация, о которой судили по высоте профиля МИЛ. Все это, вероятно, позволяет считать степень выраженности ограничительного поведения одним из важных клинических критериев тяжести заболевания, что является особенно важным при выборе характера терапии и адекватных доз фармакологических препаратов.

Появление вторичных страхов и ограничительного поведения расценивается многими авторами как формирование агорафобического синдрома, т. е. страха открытых пространств. Представляется, что в данном случае речь идет о более широком толковании термина «агорафобия». На основании частого сочетания агорафобии с кризами или паническими атаками некоторые авторы считают более адекватным выделить агорафобию из рубрики фобических расстройств и отнести ее к тревожным расстройствам.

В настоящее время существует тенденция выделять в межприступном периоде генерализованную тревогу и тревогу ожидания. Критериями тревоги предлагают считать наличие относительно постоянной тревоги в течение не менее 3-недельного периода и по меньшей мере одного из следующих критериев:

  1. трудность засыпания;
  2. потливость, краснота, головокружение, внутренняя дрожь, поверхностное (укороченное) дыхание;
  3. мышечное напряжение или тремор, постоянное беспокойство о будущем;
  4. суетливость.

Если больной ожидал криза и думал о будущем кризе или сталкивался с фобической ситуацией, когда мог возникнуть криз, то речь идет о тревоге озкидания. Если тревога существовала вне связи с кризом или его ожиданием, то предполагается наличие генерализованной тревоги.

Фобический синдром мог существовать в виде социальных и других фобий (страх сумасшествия, страх падения в присутствии людей, страх сердечного приступа, страх наличия опухоли и т. д.).

Астенодепрессивный синдром проявляется как астеническими симптомами (повышенная утомляемость, вялость, общая слабость, раздражительность, быстрая истощаемость, трудность сосредоточения и концентрации внимания, снижение памяти и т. д.), так и депрессивными (потеря удовольствия или интереса к обычной деятельности, снижение настроения либо дисфория, повышенная плаксивость, чувство самобичевания или повышенной и неадекватной вины, мысли о смерти и суициде). Депрессивный синдром резко снижает социальную активность больных: больные ограничивают контакты с друзьями, перестают интересоваться кинофильмами, литературой, круг интересов сосредоточивается вокруг состояния здоровья и симптомов болезни. Нередко это приводит к ипохондрической разработке симптомов, еще большему погружению в болезнь.

Истерические расстройства в межкризовом периоде сводятся, как правило, к соматическим и поведенческим демонстративным проявлениям - это ургентные болевые синдромы, преходящие функционально-неврологические расстройства (псевдопарезы, астазии-абазии, мутизм, амавроз, афонии, демонстративные припадки и т. д.).

Клинические особенности течения вегетативных кризов

Клинический анализ позволяет выделить по крайней мере три варианта дебюта вегетативных кризов.

Первый вариант: вегетативный криз с выраженной вегетативной симптоматикой и ярким витальным страхом возникает внезапно среди полного здоровья, при этом он может быть спонтанным или спровоцированным какими-либо факторами (стрессовыми событиями, чрезмерной физической нагрузкой, алкогольными эксцессами, малыми оперативными вмешательствами с наркозом и т. д.). Как правило, в этих случаях больные точно помнят дату начала болезни. Спонтанные кризы в дебюте встречаются в 3-4 раза чаще, чем спровоцированные. Деление кризов на спонтанные и спровоцированные в определенной степени условно, так как при детальном клиническом анализе анамнестических данных у больных со спонтанными кризами, как правило, удается выявить событие или ситуацию, приведшую к возникновению криза. В данном случае понятие «спонтанность» скорее всего отражает неведение больного относительно причины криза.

Второй вариант. Дебют носит постепенный характер:

  • на фоне астенодепрессивных расстройств вегетативные симптомы постепенно усложняются, проявляясь абортивными кризами без эмоциональной окраски, а при воздействии дополнительных вредностей развивается развернутый эмоционально-вегетативный криз;
  • при наличии тревожно-фобического синдрома периоды усиления тревоги или фобий сопровождаются абортивными кризами, а затем, так же как и в предыдущем случае, дополнительные вредности ведут к развитию яркого развернутого вегетативного криза.

Третий вариант. Первый развернутый вегетативный криз возникает внезапно, но на фоне уже существующих тревожных либо депрессивных расстройств. По данным литературы, клинические проявления тревоги или депрессии в 1/3 случаев предшествуют первому кризу.

Таким образом, первый вегетативный криз может возникнуть внезапно среди полного здоровья либо на фоне уже имеющегося психовегетативного синдрома или развиться постепенно, проходя стадии абортивных кризов, а при воздействии дополнительных вредностей вылиться в развернутый вегетативно-сосудистый криз.

Первый развернутый вегетативно-сосудистый криз является значительным событием в истории жизни и болезни пациента. Необходимо упомянуть, что практически каждый человек в жизни испытал вегетативный криз той или иной выраженности, как правило, в ситуациях, связанных с крайним эмоциональным или физическим нанряэкением, после длительной истощающей болезни и т. д. Однако в этих случаях речь идет о стрессогенных психофизиологических реакциях, а не о болезни, и лишь повторение кризов, формирование синдрома вегетативной дистонии и психопатологических синдромов позволяют говорить о развитии болезни.

Считают, что развитие психовегетативного синдрома с кризами возможно в том случае, если больной испытывает не менее 3 кризов в течение 3 нед., причем кризы не связаны с угрожающей жизни ситуацией и сильным физическим стрессом. Но следует признать некоторую условность такого деления, так как частота приступов весьма вариабельна - от нескольких в день или в неделю до одного или менее за полугодие. В то же время нередко врач встречается с ситуацией, когда развернутые (или большие) кризы встречаются очень редко, а абортивные (малые) практически ежедневно. Вероятно, повторяемость возникновения кризов независимо от частоты является критерием заболевания, а одиночный криз, возникший в экстремальных условиях, не может свидетельствовать о дебюте болезни.

Важным фактором для дальнейшего течения заболевания является оценка больным первого криза. Как показали специальные исследования, только 16 % больных первый криз расценили как проявление тревоги или «нервозности», в то время как остальные расценили его как «сердечный приступ», «начало сумасшествия», «начало какой-то соматической болезни», «инфекция», «опухоль мозга», «инсульт». Для течения заболевания эта оценка первого криза оказалась очень значимой, поскольку там, где она была реалистична и близка к истине, вторичные страхи и ограничительное поведение развивались значительно позже, чем в тех случаях, когда больные расценивали первый криз как соматическое заболевание. Установлено также, что в тех случаях, когда больные могли привести причины, спровоцировавшие первый криз, агорафобический синдром развивался значительно позже, чем у больных, у которых первый криз возникал спонтанно и был необъяснимым для больного.

В течении заболевания наблюдалась определенная динамика как самих вегетативных кризов, так и межкризового периода. Касаясь динамики кризов, можно отметить, что если болезнь дебютировала развернутым вегетативным кризом с выраженным витальным страхом, вегетативными расстройствами (подъем артериального давления, тахикардия), благополучное разрешение кризов приводило к дезактуализации страха, при этом параллельно снижалась выраженность вегетативных сдвигов. На смену тревоге и страху приходили ощущения тоски, чувство жалости к себе, депрессия и т. д. Нередко кризы с подобными эмоционально-аффективными феноменами возникали в дебюте заболевания и на протяжении болезни различались лишь степенью выраженности. Обычно в течение заболевания страх смерти конкретизировался, что приводило к конкретным фобиям в момент криза, иногда страхи четко связывались с определенными вегетативно-соматическими симптомами криза. Так, подъем артериального давления ассоциировался со страхом инсульта, перебои ритма сердца или дискомфорт в области сердца формировали кардиофобии и т.д.

В тех случаях, когда заболевание дебютировало с конкретных фобий, сопровождавшихся вегетативными сдвигами, в течении заболевания могли появляться и спонтанные развернутые кризы, которые чередовались с приступами страха.

Вегетативные кризы с выраженными гипервентиляционными расстройствами (гипервентиляционные кризы) в дебюте заболевания нередко включали выраженную тревогу и страх смерти, которые в течение заболевания постепенно регрессировали, в то зке время в клинической картине криза появлялись функционально-неврологические феномены (тонические судороги, по рисунку отличающиеся от тетанических, мутизм, моно- и гемипарезы, элементы истерической дуги, атаксия при ходьбе и т. д.). В этих случаях кризы по своей структуре приближались к демонстративным припадкам, что позволяло квалифицировать их как вегетативный криз конверсионного характера. В отдельных случаях в структуре вегетативного криза гипервентиляция, страх и тревога могли сосуществовать с функционально-неврологическими феноменами.

Можно было отметить определенную корреляцию между эмоционально-аффективными феноменами криза и характером эмоциональных и поведенческих расстройств в межприступном периоде. Типичным вариантом межприступного периода было тревожное ожидание криза, формирование вторичных страхов и ограничительного поведения. В тех же случаях, когда в картине криза отсутствовали тревога и страх, как правило, в межприступном периоде не формировалось тревожного ожидания приступов, не было вторичных страхов и ограничительного поведения. В межприступном периоде у больных с кризами, сопровождавшимися гипервентиляционными расстройствами, наблюдались эмоциональные синдромы тревожно-истерического, тревожно-депрессивного и ипохондрического плана, у больных с конверсионными кризами - истерический и астенодепрессивный синдромы.

!
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Медицинский эксперт-редактор

Портнов Алексей Александрович

Образование: Киевский Национальный Медицинский Университет им. А.А. Богомольца, специальность - "Лечебное дело"

Другие врачи



Другие статьи по теме

Существуют достаточно специфичные нарушения речевых функций, которые в клинической неврологии определяются как дизартрия. Одной из разновидностей данного неврологического расстройства является так называемая корковая дизартрия.

Что такое паралич руки? Правильно этим термином называть полное отсутствие двигательной функции верхней конечности.

В числе диагностируемых речевых дисфункций, которые вызываются различными неврологическими (часто нейродегенеративными) расстройствами и проявляются в нарушении звуковоспроизведения, специалистами выделяется псевдобульбарная дизартрия.  

Поделись в социальных сетях

Сообщите нам об ошибке в этом тексте:
Просто нажмите кнопку "Отправить отчет" для отправки нам уведомления. Так же Вы можете добавить комментарий.