^

Здоровье

Эпилепсия - Лечение

Медикаментозное лечение эпилепсии может полностью устранить это заболевание у 1/3 больных и намного снизить их частоту более чем в половине случаев у другой 1/3. Примерно 60 % больных при высокой эффективности противосудорожных средств и достижении полного контроля припадков могут, в конечном счете, прекратить прием препаратов без рецидива эпилепсии.

Лекарственное лечение эпилепсии

Соли брома были первым эффективным противоэпилептическим средством. Начиная с 1850 года, бромиды применялись исходя из ошибочного убеждения, что, ослабляя половое влечение, можно уменьшить выраженность эпилепсии. Хотя бромиды, действительно, обладали противоэпилептическим действием, они были токсичными и перестали применяться, как только через 60 лет в практику были введены барбитураты. Фенобарбитал первоначально использовался как седативный и снотворный препарат. Со временем по счастливой случайности был открыт и его противоэпилептический потенциал. Постепенно стали появляться и другие противоэпилептические средства, которые, как правило, были химическими производными фенобарбитала - например, фенитоин, разработанный в 1938 году и ставший первым неседативным противоэпилептическим средством. В то же время карбамазепин, появившийся в 1950-х годах, первоначально использовался как средство для лечения депрессии и боли. Вальпроевая кислота вначале применялась лишь как растворитель, и ее противоэпилептические свойства были открыты совершенно случайно, когда ее использовали для растворения соединений, которые испытывали в качестве противоэпилептических средств.

Потенциал лекарственного лечения эпилепсии проверяется с помощью экспериментальных моделей, создаваемых на лабораторных животных, например, с помощью максимального электрошока. В этом случае проверяется способность препаратов тормозить тонические судороги у мышей или крыс, подвергающихся электрическому шоку. При этом способность защищать от максимального электрошока позволяет предсказать эффективность препарата при парциальных и вторично генерализованных припадках. Противоэпилептические свойства фенитоина были обнаружены именно с помощью этого метода.

В начале 1950-х годов была показана эффективность этосуксимида при абсансах (petit mal). Любопытно, что хотя этот препарат не защищает от последствий максимального электрошока, он тормозит припадки, вызванные пентилентетразолом (ПТЗ). В связи с этим пентилентетразоловые припадки стали моделью для оценки эффективности противоабсансных препаратов. Эпилепсия, индуцированная другими конвульсантами, например, стрихнином, пикротоксином, аллилглицином и N-метил-D-acnapтатом, иногда также используются для проверки эффективности лекарственного лечения эпилепсии. Если препарат защищает от припадков, вызванных одним агентом, но не другим агентом, это может свидетельствовать о селективности его действия в отношении определенных типов припадков.

Относительно недавно для проверки эффективности лекарственного лечения эпилепсии стали использоваться киндлинг-припадки, а также другие модели сложных парциальных припадков. На модели киндлинг-припадков электрошок наносится с помощью электродов, имплантированных в глубинные отделы мозга. Хотя удары электрического тока не оставляют поначалу резидуальных изменений, при их повторении на протяжении нескольких дней или недель возникают сложные электрические разряды, имеющие тенденцию к персистированию и приводящие к судорожным припадкам. В этой ситуации говорят, что животное «заведено» (от англ. kindling - зажигание, растопка). Киндлинг-припадки используются для оценки эффективности препаратов, которые могут быть полезными при височной эпилепсии. Поскольку каиновая кислота, являющаяся аналогом глутаминовой кислоты, оказывает избирательное токсическое действие на глубинные структуры височных долей, ее также иногда используют для создания модели височной эпилепсии. Некоторые линии крыс и мышей служат для создания моделей разных типов эпилепсии. Особый интерес в этом отношении вызывает создание на крысах модели абсансов.

Хотя различные экспериментальные модели применяются для оценки эффективности лекарственного лечения эпилепсии при разных типах припадков, соответствие между эффектом на экспериментальных моделях и эффективностью в отношении определенного типа эпилепсии у человека прослеживается не всегда. В целом, лекарственные средства, которые оказываются эффективными в относительно нетоксических дозах на нескольких экспериментальных моделях эпилепсии, обычно демонстрируют более высокую эффективность и в клинических условиях. Тем не менее, демонстрация эффекта препарата на экспериментальной модели - это лишь первый необходимый шаг к испытанию его на человеке, и он не дает гарантии, что данное средство окажется безопасным и эффективным у больных людей.

Разработка противоэпилептического средства прошла несколько стадий. Бромиды символизируют эру ошибочных теорий, фенобарбитал - эру случайных открытий, примидон и мефорбарбитал - эру имитации фенорбарбитала, фенитоин - эру опробования противоэпилептических средств с помощью методики максимального электрошока. Большинство новых противоэпилептических препаратов были разработаны с целью селективного воздействия на нейрохимические системы в мозге. Так, вигабатрин и тиагабин повышают синаптическую доступность ГАМК. Первый блокирует метаболизм ГАМК, второй - обратный захват ГАМК в нейронах и глиальных клетках. Действие ламотриджина и ремацемида частично связано с блокадой высвобождения глутамата или блокадой его рецепторов. Действие фенитоина, карбамазепина, вальпроевой кислоты, фелбамата, ламотриджина и некоторых других препаратов связано с воздействием на натриевые каналы в нейронах, в результате которого эти каналы после их инактивации оказываются закрытыми более длительное время. Эта пролонгация предотвращает излишне быструю генерацию аксоном следующего потенциала действия, что снижает частоту разрядов.

Разработка новых методов лечения эпилепсии в будущем, по-видимому, будет основываться на знании генов, ответственных за развитие эпилепсии, и их продуктов. Замещение соединений, отсутствующих в результате генетической мутации, может создать условия для излечения эпилепсии, а не только для подавления эпилепсии.

При выборе лекарственного лечения эпилепсии следует учесть несколько аспектов. Во-первых, нужно решить, следует ли вообще назначать противо-эпилептические средства. Так, некоторые простые парциальные припадки, проявляющиеся только парестезиями или минимальной двигательной активностью, могут не требовать лечения. Даже абсансы или сложные парциальные припадки могут не требовать лечения, если они не беспокоят больного и не создают угрозу падения или травмы, а у больного нет необходимости водить машину или работать вблизи опасных механизмов. Кроме того, однократный припадок также может не требовать назначения противоэпилептических средств, поскольку у 50% лиц с генерализованным тонико-клоническим припадком неясного происхождения в отсутствие изменений при ЭЭГ, МРТ, лабораторных исследованиях второго припадка не возникает. Если же второй случай эпилепсии все же возник, то противоэпилептическое лечение следует начать.

Лечение эпилепсии не обязательно проводится в течение всей оставшейся жизни. В некоторых случаях препараты можно постепенно отменить. Это особенно часто удается сделать в ситуации, когда эпилепсия отсутствует на протяжении по крайней мере 2-5 лет, у больного нет структурных изменений мозге по данным МРТ, нет идентифицированного наследственного заболевания (например, ювенильной миоклонической эпилепсии, при которой эпилептическая активность стойко сохраняется в течение всей жизни), в анамнезе не отмечалось эпилептического статуса и отсутствует эпилептическая активность на фоновой ЭЭГ. Однако даже в этих условиях есть один шанс из трех, что в течение 1 года после отмены лекарственного лечения эпилепсии припадки возобновятся. В связи с этим больному следует рекомендовать не водить автомобиль в течение 3 месяцев после отмены противоэпилептического средства. К сожалению, из-за необходимости ограничить вождение многие больные не решаются отменять противоэпилептическое лечение.

Основные принципы лекарственного лечения эпилепсии

  • Решить, насколько целесообразно начинать лекарственное лечение.
  • Оценить предполагаемую длительность лечения.
  • По возможности прибегнуть к монотерапии.
  • Назначить наиболее простую схему приема препарата.
  • Подкреплять готовность больного следовать предложенной схеме.
  • Выбрать наиболее эффективное лекарственное средство с учетом типа эпилепсии.

Схема приема противоэпилептических средств должна быть как можно более простой, поскольку чем сложнее схема, тем хуже больной ей следует. Так, при приеме препарата один раз в день больные значительно реже нарушают схему лечения, чем при необходимости принимать препарат два, три или четыре раза в день. Наихудшая схема - та, которая предусматривает прием различных препаратов в разное время. Монотерапия, которая оказывается успешной примерно у 80% больных с эпилепсией, проще, чем полифармакотерапия, и позволяет избежать взаимодействия лекарственных средств.

Лечение эпилепсии некоторыми препаратами следует начинать постепенно, чтобы избежать побочных эффектов. Это в первую очередь касается карбамазепина, вальпроевой кислоты, ламотриджина, примидона, топирамата, фелбамата и вигабатрина - терапевтическая доза этих средств подбирается постепенно в течение нескольких недель или месяцев. В то же время лечение фенитоином, фенобарбиталом и габапентином можно начинать с терапевтических доз. Схема лечения должна быть продумана заранее и дана больным и их родственникам в письменном виде. Кроме того, важно поддерживать контакт с больным, особенно в начале лечения, когда наиболее вероятны побочные эффекты.

Смена препарата может представлять сложную проблему. Если дозу нового средства следует увеличивать постепенно, то обычно не рекомендуют отменять первое средство до тех пор, пока не достигнута терапевтическая доза нового препарата. Если не соблюдать эту предосторожность, то у больного могут возникнуть припадки в переходный период. Отрицательной стороной такого подхода является повышение вероятности токсического эффекта из-за наложения действия двух препаратов. Больных следует предупредить о возможности временных побочных эффектов и возникновения эпилепсии на фоне отмены применявшихся ранее препаратов в период смены лечения.

Хотя измерение концентрации препаратов в крови бывает полезно для корректировки лечения, не следует злоупотреблять этой методикой. Если у больного нет эпилепсии и проявлений токсического эффекта препарата, то обычно нет необходимости контролировать его уровень в крови. При назначении двух и более средств измерять уровень препаратов в крови полезно в ситуации, когда необходимо определить, какое из них может вызывать токсический эффект.

Выбор противоэпилептического лекарства

Карбамазепин или фенитоин - препараты выбора при парциальной эпилепсии, в то время как вальпроевая кислота предпочтительнее при первично генерализованных припадках, но несколько менее эффективна, чем карбамазепин, при противоэпилептических средств в сыворотке парциальных припадках. Из-за того, крови что эффективность большинства противоэпилептических средств сопоставима, выбор можно проводить исходя из возможных побочных эффектов, удобства применения и стоимости. Следует подчеркнуть, что представленные рекомендации отражают мнение автора. Некоторые рекомендации по применению тех или иных препаратов при определенных типах припадков пока не получили официального одобрения FDA.

Парциальные эпилептические припадки

Для лечения парциальных припадков чаще всего применяют карбамазепин и фенитоин. Если одно из этих средств неэффективно, то, как правило, в качестве монотерапии следует попробовать другое средство. Оставаясь в рамках монотерапии, иногда в качестве третьего препарата назначают вальпроевую кислоту. Но чаще, если ни карбамазепин, ни фенитоин не оказали необходимого действия, применяют комбинацию одного из этих препаратов с вальпроевой кислотой, габапентином, ламотриджином, вигабатрином или топираматом. Хотя фенобарбитал и примидон используются как вспомогательные средства или как препараты второго ряда для монотерапии, при их применении может возникать существенный седативный эффект. В качестве монотерапии может быть эффективным и фелбамат, но он может вызвать апластическую анемию и повреждение печени.

Сравнение действия фенитоина, карбамазепина, фенобарбитала и примидона в крупном клиническом исследовании показало, что эффективность всех четырех средств примерно одинакова, хотя пациенты, принимавшие примидон, чаще выходили из исследования из-за сонливости. Тем не менее в целом карбамазепин обеспечивал наилучший контроль над эпилепсией. Этот результат был в последующем подтвержден и в другом исследовании.

Вторично генерализованные эпилептические припадки

При вторично генерализованных припадках применяют те же средства, что и при парциальных припадках.

Абсансы

Препаратом выбора при абсансах (petit mal) является этосуксимид. При сочетании абсансов с тонико-клоническими припадками и при неэффективности этосуксимида применяют вальпроевую кислоту. Однако из-за возможной гепатотоксичности и относительно высокой стоимости вальпроевая кислота не является препаратом выбора при простых абсансах. Ни фенитоин, ни карбамазепин не эффективны при абсансах. Более того, при этом типе эпилепсии данные препараты могут вызывать ухудшение. При абсансах эффективен и ламотриджин, но в США это показание официально не зарегистрировано. Хотя бензодиазепины полезны в лечении генерализованных припадков, из-за седативного эффекта и возможного снижения эффективности в связи с развитием толерантности их применение ограничено.

Первичные генерализованные тонико-клонические припадки

Вальпроевая кислота - препарат выбора при первично генерализованных тонико-клонических припадках, особенно при наличии миоклонического компонента. Фенитоин, карбамазепин, фенобарбитал, ламотриджин и топирамат также могут быть эффективными при этом типе эпилепсии.

Миоклонические припадки

Хотя миоклонические припадки лучше реагируют на вальпроевую кислоту, другие препараты, в том числе бензодиазепины, ламотриджин и топирамат, также могут быть эффективными при этом типе эпилепсии.

Атонические припадки

Атонические припадки зачастую трудно поддаются лечению. При этом типе эпилепсии могут быть эффективными вальпроевая кислота и бензодиазепины, например, клоназепам. Терапевтическое действие в этом случае могут оказать и некоторые препараты нового поколения, в частности ламотриджин, вигабатрин и топирамат. Хотя при атонических припадках отмечен положительный эффект фелбамата, его применение ограничено возможным токсическим действием.

Нейрохирургическое лечение эпилепсии

Противоэпилептические средства эффективны у 70-80% больных. У остальных при применении лекарственных средств не удается добиться хорошего контроля над припадками либо возникают неприемлемые побочные эффекты. Критерии хорошего контроля над припадками весьма расплывчаты. Во многих штатах США больной не может получить лицензию на вождение автомобиля, если у него отмечался хотя бы один припадок за последние 12 месяцев. Следовательно, критерием хорошего контроля припадков может служить их отсутствие в течение 1 года. Однако приемлемый уровень контроля часто устанавливается слишком низко: например, многие врачи полагают, что допустимо возникновение 1-2 припадка за месяц или несколько месяцев. Тем не менее даже один случай эпилепсии может оказывать существенное влияние на качество жизни человека с эпилепсией. В связи с этим задача специалистов по эпилепсии - сформировать у лечащих врачей и пациентов стремление к лучшему контролю над припадками, а не только к приспособлению и принятию ограничений, связанных с эпизодическими припадками.

Те больные с эпилепсией, у которых не удается контролировать припадки с помощью противоэпилептических средств, могут рассматриваться как кандидаты для проведения хирургического лечения. Установлено, что в США примерно 100 000 больных с эпилепсией могут претендовать на хирургическое лечение. Поскольку ежегодно в США выполняется лишь несколько тысяч операций, возможности оперативного лечения эпилепсии не используются в полной мере. Хотя высокая стоимость операции, которая может достигать 50 000 долларов США, может остудить энтузиазм в отношении этого метода лечения, экономический анализ показывает, что после успешной операции затраты на нее окупаются в течение 5-10 лет. Если человек возвращается к работе и может вести нормальный образ жизни, затраты окупаются еще быстрее. Хотя оперативное лечение эпилепсии является вспомогательным методом, у некоторых больных, это, по-видимому, наиболее эффективный путь к полному устранению эпилепсии.

Условием успеха оперативного лечения эпилепсии является точное определение локализации эпилептического очага. Операция обычно позволяет устранить эпилепсию, возникающие в левой или правой медиальных височных структурах, включая миндалину, гиппокамп и парагиппокампальную кору. При двусторонних височных припадках оперативное лечение невозможно, поскольку двусторонняя височная лобэктомия приводит к тяжелому нарушению памяти с дефектом как запоминания, так и воспроизведения. При оперативном лечении пути распространения эпилептической активности не имеют решающего значения. Мишенью для операции является зона, генерирующая эпилептическую активность, - эпилептический очаг. Вторично генерализованные тонико-клонические припадки удается устранить только в том случае, если будет удален очаг, в котором они зарождаются.

Височная доля чаще всего служит мишенью для операции при эпилепсии. Хотя при эпилепсии возможны успешные операции и на других долях больших полушарий, мишени и объем экстратемпоральных операций четко не определены. Исключение составляют операции по удалению образований, вызывающих эпилепсиюи, таких как кавернозная ангиома, артериовенозные мальформации, посттравматические рубцы, опухоли мозга, абсцессы или участки дисплазии мозга.

Прежде чем рассматривать возможность операции на височной доле, важно исключить состояния, имитирующие эпилепсию, например, психогенные припадки. В этом отношении важное значение имеет ЭЭГ, которая может помочь в локализации эпилептического очага. Хотя межприступные пики могут указывать на локализацию очага, они не столь важны, как электрическая активность, зарегистрированная в начале припадка эпилепсии. По этой причине больным, которым планируется оперативное лечение, обычно проводится видеоэлектроэнцефалографический мониторинг в стационарных условиях - с тем, чтобы зафиксировать несколько типичных припадков (обычно на этот период противоэпилептические препараты отменяют). Прогноз оперативного лечения наиболее благоприятен в том случае, когда все припадки возникают в одном и том же очаге в передней или средней части одной из височных долей.

Другая важная часть предоперационного обследования - МРТ, которая проводится с тем, чтобы исключить заболевания, которые могут являться причиной припадков, а также для выявления мезотемпорального склероза. Хотя мезотемпоральный склероз не всегда можно выявить с помощью МРТ, наличие его признаков является весомым аргументом в пользу того, что именно височная доля является источником эпилепсии.

Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) основывается на измерении утилизации глюкозы в мозге. Вначале больному внутривенно вводят 11С-флуородезоксиглюкозу, которая накапливается в мозговых клетках. Позитронный изотоп распадается в каждой точке мозге, куда проник радиофармпрепарат. Томофафическая методика используется для получения картины распределения радиоактивной глюкозы. Примерно у 65% больных с эпилептическим очагом в височной доле в межприступном периоде в ней накапливается меньше глюкозы, чем на противоположной стороне. Если ПЭТ выполняется во время парциального припадка, то эпилептический очаг поглощает намного больше глюкозы, чем аналогичная зона мозга с противоположной стороны.

Нейропсихологическое исследование проводится с целью выявления нарушений в вербальной сфере, обычно отражающих поражение доминантного (чаще всего левого) полушария, или способности к распознаванию картин, лиц и форм, что обычно отражает повреждение правого полушария. Исследование личностных особенностей также бывает полезным и позволяет диагностировать депрессию, которая очень распространена в данной группе больных. Послеоперационная психосоциальная реабилитация имеет решающее значение в общем успехе лечения, поскольку его цель, помимо ослабления эпилепсии, заключается также в повышении качества жизни.

Тест Вала, называемый также интракаротидным амобарбиталовым тестом, выполняется для того, чтобы локализовать функцию речи и памяти у больных с эпилепсией, которым планируется оперативное лечение. Функция одного из больших полушарий выключается путем введения в сонную артерию амобарбитала. Через 5-15 мин после введения препарата проверяют речевые и мнестические функции. В принципе операция может быть выполнена и на височной доле доминантного (в отношении речевой функции) полушария, но при этом к удалению неокортекса следует подходить гораздо более бережно, чем при вмешательстве на субдоминантном полушарии. Глобальная амнезия после инъекции в одну из сонных артерий - опасный сигнал, свидетельствующий о возможности тяжелых нарушений памяти после операции.

У части больных, несмотря на то, что у них показано оперативное лечение, не удается четко локализовать эпилептический очаг с помощью поверхностных электродов даже при ЭЭГ-мониторинге. В этих случаях показана инвазивная процедура с имплантацией электродов в те участки мозга, которые, предположительно, генерируют эпилептическую активность, либо помещение специальных электродов в виде решетки или полосок непосредственно на поверхность мозга. С помощью этих электродов можно также проводить электростимуляцию отдельных участков мозга с тем, чтобы определить их функцию. Эта почти героическая процедура применяется в тех случаях, когда эпилептический очаг расположен в тесной близости от речевых или сенсомоторных зон и его границы необходимо определить с исключительной точностью. Электроды обычно оставляют на 1 неделю, а затем их удаляют во время операции. Только у небольшого числа больных эпилепсией приходится прибегать к помощи электродной решетки, помещаемой на поверхность мозга, но примерно у 10-40% больных необходимы те или иные инвазивные методы регистрации электрической активности мозга.

Оперативное лечение эпилепсии оказывается успешным примерно в 75% случаев. При этом возможно полное излечение больного с отменой противоэпилептических средств, обычно в течение 1 года. Однако некоторые больные предпочитают продолжать прием противоэпилептических препаратов. У других, несмотря на отсутствие эпилепсии, может сохраняться потребность в некоторых лекарственных препаратах. Тем не менее успех хирургического вмешательства не всегда абсолютен. У некоторых больных эпизодически могут повторяться ауры (простые парциальные припадки) или, реже, более развернутые припадки. Примерно у 25% больных операция оказывается неэффективной, обычно в силу того, что во время нее не удалось полностью удалить эпилептический очаг, либо из-за мультифокальности припадков.

Помимо парциальной височной лобэктомии, проводят, хотя и существенно реже, другие оперативные вмешательства. Резекция мозолистого тела (коллозотомия, широко известная как операция по «расщеплению мозга») заключается в пересечении основного пучка волокон, соединяющего правое и левое полушария. Эта операция почти никогда не приводит к устранению эпилепсии, но может замедлять начало припадков и предотвращать их быструю генерализацию, давая больному возможность защитить себя от возможных последствий припадка. Коллозотомия, следовательно, проводится в основном для того, чтобы избежать повреждений во время припадков, а не для их устранения.

Гемисферэктомия заключается в удалении большей части одного из больших полушарий. Эта радикальная процедура выполняется у лиц (обычно детей) с тяжелым повреждением полушария или энцефалитом Расмуссена, при котором локальное повреждение полушария прогрессирует в течение ряда лет. Хотя после операции у ребенка возникает гемипарез, в последующем, как правило, происходит хорошее восстановление функции, если операция выполнена в возрасте до 10 лет. У таких детей обычно сохраняются лишь некоторая неловкость руки и легкая хромота.

Оперативное лечение эпилепсии показано у больных, диагностика эпилепсии у которых не вызывает сомнений, припадки имеют фокальный характер, а эпилептический очаг предположительно расположен в одной из височных долей. Больной должен иметь соответствующую мотивацию к проведению операции. Ее выполняют лишь в тех случаях, когда уменьшениеслучаев эпилепсии  может привести к существенному изменению образа жизни. В то же время больных следует проинформировать о возможности серьезных осложнений, которые наблюдаются примерно в 2% случаев. К оперативному лечению прибегают лишь в тех случаях, когда медикаментозная терапия неэффективна. Однако критерии неэффективности медикаментозной терапии меняются по мере расширения спектра противоэпилептических средств. Ранее, если у больного не удавалось контролировать эпилепсию с помощью фенитоина, фенобарбитала и карбамазепина, он рассматривался как кандидат для оперативного вмешательства. С появлением целой группы новых препаратов возникает вопрос: следует ли направлять больного на операцию лишь после того, как ему будет проведено пробное лечение всеми этими препаратами. Поскольку это может занять 5-10 лет, вряд ли целесообразно оттягивать срок проведения операции на это время. На практике большинству больных со сложными парциальными припадками, которые не реагируют на карбамазепин или фенитоин, можно помочь добавлением одного из новых препаратов, хотя это далеко не всегда приводит к полному избавлению от припадков. Большинство эпилептологов в настоящее время рекомендуют пробовать только один или два из новых препаратов, прежде чем направлять больного на оперативное вмешательство.

Кетогенная диета при эпилепсии

В начале XX века было замечено, что случаи эпилепсии уменьшаются во время голодания. Кетогенная диета предназначена для имитации биохимических изменений, возникающих в состоянии голодания. Она предусматривает лишение мозга углеводов за счет их низкого содержания в потребляемых продуктах питания при высоком содержании в них липидов и белков. В результате возникающих при этом биохимических изменений мозг становится более резистентным к эпилепсии. Хотя эффект кетогенной диеты, достигнутый в ряде случаев, широко разрекламирован, у большинства больных она не приводит к улучшению. Исследования показывают, что кетогенная диета более эффективна у детей до 12 лет с приступами падения (атоническими или тоническими припадками) и менее эффективна после пубертата. Частичное следование диете не приносит эффекта - для достижения успеха необходимо строго придерживаться всех ее требований. Безопасность долговременной диеты не установлена. Она может приводить к повышению уровня триглицеридов и холестерина в крови, тормозить рост, приводить к декальцификации костей. В некоторых случаях при хорошем эффекте диету можно отменить через 2 года. Диету можно сочетать с приемом противоэпилептических средств, но можно использовать и как единственный метод лечения. Проведение диеты под контролем опытного медицинского персонала - обязательное условие применения этого метода лечения.

Биологическая обратная связь для лечения эпилепсии

Неоднократно предпринимались попытки использовать различные варианты биологической обратной связи для лечения эпилепсии. В наиболее простой форме применяются специальные аппараты, помогающие больным контролировать напряжение мышц или температуру тела, что может быть полезно у части больных с эпилепсией. Другая форма биологической обратной связи основана на использовании ЭЭГ, с тем чтобы обучить больных изменять некоторые характеристики своей ЭЭГ. Хотя методы биологической обратной связи безвредны, ее эффективность не доказана в контролируемых клинических испытаниях.

!
Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Медицинский эксперт-редактор

Портнов Алексей Александрович

Образование: Киевский Национальный Медицинский Университет им. А.А. Богомольца, специальность - "Лечебное дело"

Другие врачи



Новейшие исследования по теме Эпилепсия - Лечение

Рыбий жир может существенно помочь в борьбе с эпилепсией. Согласно итогам нового эксперимента, ученые установили, что докозагексаеновая кислота позволяет добиться понижения частоты судорожных приступов у грызунов, путем увеличения содержания...

Всемирная ассамблея здравоохранения недавно завершила свою работу и как заявила Маргарет Чен (гендиректор) на встрече были приняты важные решения, касающиеся загрязненности воздуха, эпилепсии, а также о механизмах взаимодействия с негосударственными...

Другие статьи по теме

Существуют достаточно специфичные нарушения речевых функций, которые в клинической неврологии определяются как дизартрия. Одной из разновидностей данного неврологического расстройства является так называемая корковая дизартрия.

Что такое паралич руки? Правильно этим термином называть полное отсутствие двигательной функции верхней конечности.

В числе диагностируемых речевых дисфункций, которые вызываются различными неврологическими (часто нейродегенеративными) расстройствами и проявляются в нарушении звуковоспроизведения, специалистами выделяется псевдобульбарная дизартрия.  

Поделись в социальных сетях

Сообщите нам об ошибке в этом тексте:
Просто нажмите кнопку "Отправить отчет" для отправки нам уведомления. Так же Вы можете добавить комментарий.